Секс после 70-и: удовольствие и вызов

Перед вами перевод статьи  “Joys and Challenges of Sex after 70″. Журнал The New York Times Magazine. Jan, 12, 2022.

d363b351754835012e65de0456831952

Cекс после 70 лет – это удовольствие и вызов одновременно. Сексуальное влечение уменьшается в последнюю декаду жизни, но если вы научитесь поддерживать это пламя, то секс в зрелом возрасте может стать лучшим, что было в вашей жизни.

До того, как Дэвид и Анна поженились, они не осмеливались даже дотрагиваться друг до друга. Это был 1961 год. Ей было 21, ему 22, и они выросли в консервативных католических семьях. «В четверг и пятницу секс — это грех, а женятся в субботу». Дэвид не знал, что такое клитор. С самого начала их брака они вместе исследовали сексуальные желания друг друга. Давид был более страстным и нетерпеливым, Анна была более скромна и нерешительна, и склонялась больше подстраиваться под партнёра, чем к своим ощущениям. Через несколько лет после свадьбы у них родился первый ребенок, и у Дэвида появилась работа с командировками, он по полмесяца отсутствовал дома. В течение следующих пяти лет у них родилось еще двое детей, и Анна часто чувствовала себя измотанной, бесконечно справляясь с домашними обязанностями. Она любила Дэвида и ей нравился секс с ним, но, со временем, секс спускался всё ниже в списке того, что ей было нужно: после домашних хлопот ей больше нужен был хороший ночной сон, положить голову на его плечо, и.. никаких ожиданий.

Анну всегда преследовало ощущение, что секс был табу: «Нам не разрешалось даже думать об этом», — сказала она об отношении своих родителей к сексу. На заре  своего брака она ужасалась оральному сексу и изо всех сил пыталась достичь оргазма.

«Я не думаю, что я соответствовала всем желаниям Дэвида», — сказала она мне. Дэвиду и Анне сейчас за 80, и недавно они сказали мне, что на этом этапе жизни секс — лучшее, что когда-либо было. Но достичь этого потребовало усилий. Дэвид, любопытный, общительный, энергичный, немного простоватый и грубоватый, всегда считал, что секс важен для счастья, и регулярно искал способы, как его улучшить.

В конце 1970-х он прочитал в журнале статью о «лучшем друге девушки» — вибраторе под названием Прелюдия. Он купил один для Анны. (Она попросила меня изменить её имя в целях конфиденциальности; Дэвид пожелал сохранить своё имя.) Поначалу все шло не очень хорошо, и Анна испытывала чувство вины из-за этого. Ей казалось, что другие женщины быстрее достигают оргазма, а ей приходится использовать вибратор. Но Дэвид посоветовал ей попробовать вибратор самостоятельно, и они стали время от времени использовать его во время секса. Временами секс был замечательным, например, когда однажды летом Анна посещала уроки раскрытия сексуальности.

Это произошло, когда дети стали подростками и более независимыми. Вечерами после уроков она и Дэвид сидели на крыльце перед парком, и она делилась тем, что узнала о желании и физиологии секса. Это стало их прелюдией. Но вскоре Дэвид стал проводить больше времени на работе, и Анна стала работать по вечерам. Напряженный график возвращал их обратно к рутине несогласованных желаний. В самые худшие времена секс в паре сократился до 1-2 раз в месяц — слишком мало для Дэвида. «Мы проходили через неприятные изменения», — сказал он.

К тому времени, когда Дэвиду исполнилось 50, у него было два романа на стороне, с женщинами, которые заставляли его чувствовать себя желанным. У Анны также был короткий роман в ответ на его измену.

Затем, в свои 60, Дэвид оставил работу, где среди коллег были женщины, которые любили его. Тем временем Анна тоже нашла увлечения вне дома, стала работать волонтером в их сообществе.

Стремясь получить больше внимания и любви, чем могла дать ему Анна, Дэвид завел третий роман, на этот раз более эмоциональный, с женщиной, у которой было высокое либидо, как и у него. С ней ему никогда не приходилось намекать, что он хочет секса. Ему никогда не приходилось спрашивать. Она всегда легко вовлекалась в любую сексуальную игру.

Анна была в ярости, когда узнала об этом, но все же она не хотела его терять. Она настаивала на прекращении отношений; вторая женщина сказала Дэвиду, что он должен выбрать. На грани разлуки Анна и Дэвид отправились к психологу, и постепенно они стали более честными друг с другом. Анна говорила о своем гневе из-за измен и отказе от секса из-за них. Дэвид выразил надежду, что сможет привнести в их отношения то сексуальное возбуждение, которое он находил вне брака. Анна поняла, что если она хочет оставаться с ним, она должна стать более открытой и восприимчивой к новому опыту. Дэвид решил стать менее требовательным. И постепенно, в свои 70 лет, они перешли к более интимному и восхитительному сексу. «Этот роман был самым лучшим и худшим, что с нами случалось», — сказал мне Дэвид о своей измене прошлой осенью. «Я не уверена в этом», — сказала Энн. Мы разговаривали по скайпу на 60-летие их свадьбы. Пара сидела бок о бок за кухонным столом в доме, который они спроектировали вместе 30 лет назад, с видом на озеро.

8df546132e09479d4bdbb2d03eafee0e

Пока они разговаривали, Анна время от времени клала голову Дэвиду на плечо. За ними большое окно и в одном углу ваза с высушенными подсолнухами.  У Анны  ярко-голубые глаза и прядь серебристых волос, падающих на одну сторону лица, она  говорит размеренно. Она обычный человек, но честный и ищущий. «Нам  нужен был толчок, — сказала она, но потом многозначительно добавила, — но это был не единственный способ сделать это». Старение изменило их, уменьшило их физические возможности: у Анны был рак толстой кишки; У Дэвида проблема позвоночника, и он использует ходунки.

Но в эти более поздние годы жизни они сознательно держались за свою близость, создавая другой вид сексуальности, чем когда их тела были сильными и гибкими.

В основном, по воскресеньям, утром, после кофе и фруктов, Дэвид идет в их спальню. Он принимает виагру, расправляет одеяло, принимает душ и, когда готов, зовет Анну. Их телефоны остаются на кухне, собака за дверью спальни. Они обнимаются и интимно прикасаются друг к другу. Иногда они вместе мастурбируют, чем начали заниматься только в последнее десятилетие. (У Анны до сих пор есть Прелюдия, которую Дэвид переделывал на протяжении многих лет, вместе с несколькими другими вибраторами, которые они регулярно используют.) Даже с Виагрой у Дэвида не всегда может быть полная эрекция, но они обычно все равно занимаются сексом; иногда у него бывает сухой оргазм, когда он не производит достаточно спермы для эякуляции. Миссионерская поза им больше не подходит — Дэвид растолстел и стал слишком тяжелым. Вместо этого он часто ложится рядом с Анной, бок о бок, и кладет одну ногу между ее ног, а другую поверх её ноги. Они исследуют и пробуют новые вещи.

Прошлым летом они начали делать то, что известно как «предел». Во время орального секса Дэвид останавливается как раз тогда, когда Энн находится на грани оргазма. Он повторяет это пару раз, чтобы увеличить интенсивность, прежде чем она, наконец, достигнет оргазма.

ef293aca3784eb49faa31af72fa11687

Секс стал более расслабленным, чем в 20-30 лет, когда у них было так много ответственности и мало времени. И интимность стала глубже, потому что они чувствуют больше единение друг с другом. «Мы чуть не потеряли друг друга», — сказала Энн. Она подчеркивает, что их отношения далеки от совершенства; они много ссорятся. Но она преодолела некоторые сексуальные барьеры из прошлого и чувствует себя более раскрепощённой во время секса. Во многом это связано с осознанием того, что время уходит, и это делает близость более священной. Теперь в конце секса один из них произносит: «Спасибо тебе, Господи, что дал нам еще раз». Затем они устраивают поздний завтрак и говорят о детях, внуках, своих планах переехать в дом поменьше. Они знают, что секс может измениться не в лучшую сторону, поскольку они продолжают стареть. Придет время, написал мне Дэвид в электронном письме, когда один из нас скажет: «Прости, но ты не обидишься, если мы просто пообнимаемся?»

 

Сексуальное желание всё ещё есть, но физические возможности становятся слабее.

 

Неудивительно, что с возрастом секс может изменяться: у женщин обычно падает уровень эстрогена, что может привести к сухости влагалища и, в свою очередь, к боли во время проникновения. Тестостерон снижается у женщин и мужчин, и проблемы с эрекцией становятся более частыми. В исследовании репрезентативной выборки населения США, проведенном New England Journal of Medicine в 2007 году, доктор Стейси Тесслер Линдау, профессор акушерства, гинекологии и гериатрии Чикагского университета, и его коллеги опросили более 3000 пожилых людей, одиноких и состоящих в браке, о сексе (определяемом как «любое взаимно добровольное действие с другим человеком, предполагающее половой контакт, независимо от того, происходит ли половой акт или оргазм»). Они обнаружили, что 53 процента участников в возрасте от 65 до 74 лет занимались сексом по крайней мере один раз в предыдущем году. В возрастной группе от 75 до 85 лет — только 26%. (Линдау отмечает, что основным фактором, определяющим сексуальную активность, является наличие у человека партнера или его отсутствие, а многие пожилые люди овдовели, живут отдельно или разведены).

f676626dbb4ea8491694d9db9575a029

Секс в пожилом возрасте имеет интересный парадокс. По мере старения наши миры сужаются — работаем мы меньше, или прекращаем совсем, физические возможности снижаются, путешествия становятся все более сложными, круг друзей сужается по мере того, как люди умирают. И тогда у нас появляется больше времени и желания наслаждаться теми гранями нашей жизни, которые эмоционально значимы, и это, в первую очередь, секс.

Но поскольку физические возможности уже не те, хороший секс в пожилом возрасте нуждается в переосмыслении, изобретательности, прелюдия должна длиться дольше, включая больше эротических прикосновений, поцелуев, эротического массажа, орального секса, секс-игрушек.

Пожилые люди получают мало рекомендаций по этому поводу. Эта тема в СМИ обсуждается редко, особенно в Соединенных Штатах. Некоторые семейные психологи не говорят о сексе со своими клиентами. Многие врачи первичного звена также не поднимают эту тему. Американская ассоциация студентов-медиков сообщает, что 85 процентов студентов-медиков получают менее пяти часов обучения по вопросам сексуального здоровья. (Университет Миннесоты — исключение, там 20 часов.) Если мужчина жалуется на проблемы с эрекцией, врачи часто предлагают такие препараты, как виагра и сиалис. Но они могут иметь побочные эффекты и противопоказаны пациентам, принимающим некоторые лекарства. Кроме того, их назначение предполагает, что целью должен быть половой акт. У женщин препарат Addyi очень мало повышает сексуальное влечение и предназначен только для женщин в пременопаузе. И хотя врачи могут предлагать женщинам крем или вагинальные кольца с эстрогеном, мало кто дает советы о сексуальных альтернативах проникновению, когда это причиняет боль.

Senior Couple Relaxing In Bed Hiding Under Sheets

«Большинство терапевтов не задают вопросов и не знают, что делать в случае возникновения проблемы», — говорит доктор Джун Ла Валлер, недавно вышедшая на пенсию акушер-гинеколог и доцент, преподававшая в медицинской школе Миннесотского университета. «Они думают, что их пациенты будут смущены. На мой взгляд, вы не можете называть себя полноценным специалистом, если не зададите эти вопросы». Немногие социальные сообщества пожилых людей предлагают информацию о сексе для обитателей домов престарелых или обучение персонала. Педагог по сексу рассказал мне об одной пожилой женщине, которая искала информацию о сексе и старении в центре для пожилых людей. Она не могла получить к нему доступ на компьютере, потому что слово «секс» было заблокировано, скорее всего, чтобы люди не попадали на порносайты. Люди, которые выросли во время сексуальной революции 1960-х и 1970-х годов, сейчас самому старшему из них около 75 лет, и многие эксперты по сексу ожидают, что они потребуют более открытых разговоров и менее консервативной политики, связанных с их сексуальной жизнью. Сообщество пожилых людей, которые занимаются сексом в свои 80 лет, может помочь разбить стереотипы мышления. В исследовании New England Journal of Medicine, выявлено, что более четверти участников в возрасте от 75 до 85 лет заявили, что занимались сексом в прошлом году. В то же время, среди людей, которые продолжали заниматься сексом, более половины занимались сексом не реже двух-трех раз в месяц. И почти четверть тех, кто занимается сексом, делали это раз в неделю или чаще.

Наряду с удовольствием, они могут получать преимущества, связанные с сексом: более сильная иммунная система, улучшение когнитивных функций, здоровье сердечно-сосудистой системы у женщин и более низкие шансы заболеть раком простаты.

 

Исследования — и здравый смысл — также подсказывают, что секс улучшает сон, снижает стресс и культивирует эмоциональную близость.

За последние три года я поговорил с более чем 40 людьми в возрасте 60, 70, 80 и начала 90 лет, которые нашли способы изменить и улучшить свою сексуальную жизнь. Некоторые искали сексопатологов, которые, среди прочего, помогают людям расширить их определение сексуальности и отвлечь внимание от целенаправленного секса — эрекции, полового акта, кульминации. Другие углубили свою сексуальную жизнь самостоятельно.

de9784251d162d6b5e5d6aa711b573a8

В 2005 году Пегги Дж. Кляйнплатц, профессор медицины в Университете Оттавы и исследователь секса, начала брать интервью у людей, которые смогли выстроить многогранную интимную сексуальную жизнь. На протяжении десятилетий большая часть сексуальных исследований была сосредоточена на дисфункции. Напротив, Кляйнплатц, который руководит исследовательской группой оптимального сексуального опыта в университете, исследует аспекты глубокого удовлетворения от секса, которые остаются верными независимо от других факторов: возраста, здоровья, социально-экономического статуса и так далее. (Ее работа также включает в себя ЛГБТ-пары, полиаморные пары и людей, увлекающихся экспериментами  и БДСМ). Ее книга 2020 года «Великолепный секс: уроки экстраординарных любовников» с соавтором А. Дана Менар основана на исследованиях с участием людей, чья сексуальная жизнь со временем становилась все лучше и лучше. Сорок процентов участников были в возрасте 60, 70 или 80 лет. «У кого лучше взять интервью о полноценном сексе, чем у людей, которые практиковали его дольше всех?» — сказал Кляйнплац.

Некоторые из этих «экстраординарных любовников» говорили, что когда им исполнилось 40–50 лет, они поняли, что их ожидания в отношении секса были слишком низкими.

Если бы они хотели значимо лучшего секса, они бы знали, что это потребует приложения энергии и усилий. «Чтобы вдруг стать более чувствительным и доверчивым, когда вы вместе уже несколько десятилетий, нужны усилия», — сказала мне Клейнплатц. «Требуется так много желания и мужества, чтобы показать себя обнаженным, в прямом и переносном смысле». В ходе интервью люди отмечали, что с возрастом и опираясь на прожитый опыт, они лучше понимали, чего хотят, и с большей готовностью озвучивали это своему партнеру. Они расширили свои взгляды на секс и избавились от комплексов, которые были вызваны, в основном, средствами массовой информации и порнографией, из-за которых секс казался быстрым и легким. И хотя можно предположить, что определенные проблемы со здоровьем ограничивают сексуальность, (у опрошенных Кляйнплац их было множество: болезни сердца, инсульты, рассеянный склероз, стеноз позвоночника, потеря слуха, недержание мочи). В некоторых случаях именно инвалидность позволяла им отказаться от предубеждений в сексе. Люди, не являющиеся инвалидами, как сказал один человек Кляйнплац, иногда «придерживаются стандартов, которые мешают непредубежденности и экспериментам». Один мужчина, страдающий дегенеративным заболеванием, сказал Кляйнплацу, что его болезнь позволила ему признать, что его прежние представления о сексе не работают. В процессе основного заболевания он стал более открытым для экспериментов, общения и реакции на то, что хотела его партнерша. И хотя у него самого не было эрекций или оргазмов, он сказал, что «секс был намного более интенсивным, чем когда-либо прежде». Люди всех возрастов говорили, что теперь они больше стараются синхронизироваться со своим партнёром и отмечают абсолютную вовлечённость в процесс секса, который они описывали как немного более спокойный, зато подразумевающий полную вовлеченность обоих партнёров.

«Ты не человек, проживающий опыт», как сказал один мужчина, описывая, как ощущается воплощение во время секса, «Ты – сам этот опыт».

83156192938959934515136069184d13

Пары также говорили о важности создания сексуальной атмосферы: подходящая музыка, никаких ноутбуков, обязательно принять душ, в комнате должно быть чисто и уютно. Также не стоит зацикливаться на том, чтобы каждый раз получать оргазм. Даже экстраординарные любовники время от времени занимаются просто удовлетворительным сексом.

В целом важно иметь «секс, которого стоит хотеть», — говорит Кляйнплац.

Другой исследователь, Джейн Флейшман, автор книги «Поколение железной стены: Л.Г.Б.Т.К. Старейшины о сексе, активности и старении», — сказала мне, что видит признаки повышенного интереса к сексуальности пожилых людей со стороны ученых, терапевтов и других лиц, работающих с пожилыми людьми. Она предлагает тренинги по половому воспитанию, в том числе по инфекциям, передающимся половым путем, число которых растет среди пожилых людей, в сообществах пожилых людей и для специалистов. Когда я впервые встретил ее в 2019 году, ее приглашали лишь самые продвинутые в крупных городах. Теперь она чаще выступает на гериатрических конференциях и на клинических обходах в больницах. Нельзя отвергать влияние массовой информации.

Несколько лет назад сериал «Грейс и Фрэнки» посвятил сезон героям Джейн Фонды и Лили Томлин, создающим и продающим эргономически правильные вибраторы для пожилых женщин. А в прошлом году Ogilvy UK организовала бесплатную рекламную кампанию «Поговорим о радости секса в дальнейшей жизни» для одного из крупнейших в Англии поставщиков услуг по поддержке отношений. В кампании участвуют 11 человек в возрасте от 65 до 85 лет. Пятеро из них — пары — гетеросексуалы, геи — и одна овдовевшая женщина. Они сидят на диване в плюшевых белых одеждах.

«Когда мы становимся старше, мы становимся более открытыми к экпериментам», — говорит одна женщина, сидящая рядом с мужем.

41fd08dd829cbfa21969e0d191e6d3ac

Мужчина рассказывает о том, как его ноги касаются ног мужа в постели. «Такие моменты важны для вас, как, знаете ли, взорвать мозг своему партнёру».

В четверг вечером в гладком бетонном доме в долине Сан-Фернандо в Калифорнии я стоял рядом с Джоан Прайс, которой 78 лет, она почти 5 футов ростом и носила розовые кроссовки, черный кружевной топ и серебряное кольцо на шее в виде клитора. Это было более двух лет назад, до пандемии, и Прайс, секс-педагог, смотрела съемки фильма «Руководство Джессики Дрейк по порочному сексу: секс для пожилых людей». В нескольких футах от нее 68-летний мужчина по имени Гален, одетый в черную футболку и боксеры, целовал лицо и шею женщины, которой тоже за 60, когда она лежала на огромной кровати. Пока камеры вращались, Гален провел правой рукой по ее телу и оттянул в сторону ее трусики, чтобы коснуться вульвы. Через минуту после прикосновения обычно веселое лицо Прайса помрачнело. «Он не использует смазку», — прошептал Прайс Дрейку, режиссеру фильма, который кивнул. «Это некомфортно для 80 процентов из нас». Прайс, одна из создателей фильма, говорила о женщинах в возрасте от 60 до 70 лет и старше, которые, наряду с мужчинами того же возраста, были зрителями обучающего фильма. Ее сотруднице, Дрейк, 47 лет, и она является известной порноактрисой и режиссером; она также снимает обучающие фильмы о сексе и является сертифицированным сексологом. Обе женщины хотели, чтобы фильм показал, что люди могут заниматься замечательным сексом на протяжении всей жизни, и давали советы, как это сделать. Камера не избегала отвисшей кожи, целлюлита, складок на животе, дряблых пенисов. А приспособления, помогающие в сексе в пожилом возрасте — смазка, а также вибраторы и другие секс-игрушки — интегрированы в сцены, как если бы они не имели большого значения: просто повседневные секс-помощники.

5306e5e23c8a5a2f743825d9b836925c

— А пока прикрой ее спину, — тепло сказала Дрейк Галену. «Мы не готовы это увидеть, но мы покажем это, я обещаю. Мы собираемся сделать несколько панорам тела и проследить за руками». Накануне Прайс сидела в белом кожаном кресле, одетая в топ Pucci и блестящие серебристые туфли на низком каблуке, и говорила о фильме. Она давала советы и подсказки. Она объяснила, что многие пожилые люди (как и люди любого возраста) испытывают ответное желание, при котором возбуждение возникает в ответ на удовольствие и стимуляцию, такую как взаимные прикосновения, а не спонтанно. И она призывала людей обращаться к своим врачам — или находить новых — за помощью при любых физиологических препятствиях для секса. Несколько лет назад Прайс обратилась к основателям Hot Octopuss, компании по производству секс-игрушек, после того, как обнаружила, что их продукция хорошо работает для стареющих тел, но заметила, что фотографии на их домашней странице были «молодыми и татуированными», как она выразилась. «Для нас это был момент, когда нужно было посидеть и подумать», — сказала мне Джулия Марго, соучредитель Hot Octopuss. В 2020 году компания с помощью Прайс добавила раздел под названием «Senior Sex Hub». Он включает в себя такие ресурсы, как видеоролики, в которых Прайс говорит о сексе и старении, а также фотографии людей в возрасте от 60 до 70 лет, а также продукты Hot Octopuss для людей с «старыми вульвами» и «старыми пенисами», в том числе вибратор для пениса, который можно использовать при отсутствии эрекции. Прайс попала в сферу сексуального образования после нескольких лет работы учителем в средней школе и второй карьеры в качестве инструктора по аэробике и танцам. Также раньше она писала статьи о здоровье и фитнесе. Ей было за пятьдесят, и она давно развелась, когда Роберт Райс вошел в ее танцевальный класс. Он был худощавым, красиво двигался, опытный танцор лет шестидесяти с копной седых волос. Когда Прайс увидела его, она почувствовала, что не может дышать. Они начали встречаться для танцев, прогулок и разговоров — прелюдии, как позже скажет Прайс, — а девять месяцев спустя у них был секс. Когда Прайс высказала Райсу свои беспокойства о том, что ему может надоесть то, как долго она достигает оргазма, он сказал: «Это может занять три недели, и я могу иногда делать перерыв, чтобы сменить позу и что-нибудь поесть». Они дразнили друг друга по телефону фейковыми надеждами, говоря о том, что они хотели бы сделать вместе. Он также хотел, чтобы она испытывала с ним оргазм во время полового акта, но Прайс знала ее тело: без вибратора она не могла достичь оргазма. Райсу поначалу это не нравилось; половой акт казался механическим, а не естественным. «Он был озабочен, что вибратор возьмет верх», — сказала мне Прайс. Она убедила его в обратном, и «с тех пор это был секс втроём: он, она и вибратор». Они также обнаружили, секс лучше, если они занимаются им до еды, а не после, тогда кровь течет к их гениталиям, а не к желудку. «Джоан, я включаю рисоварку», — объявлял он. И Прайс начинала медленно снимать одежду.

69a74ce74035fc9ceeb88700e30546da

 Они поженились примерно через пять лет после того, как стали парой, и Прайс использовала свои знания и вдохновение, чтобы написать свою первую книгу о сексе для людей старшего возраста, отчасти мемуары, отчасти восхваление секса для пожилых людей, «Это лучше, чем можно себе представить: откровенный разговор о сексе после шестидесяти». Вскоре люди писали ей по электронной почте, останавливая ее в продуктовом магазине, в спортзале. Они говорили что-то вроде: «Здорово, что у тебя потрясающий секс, но в моей жизни этого не происходит». Они рассказывали ей истории о посредственном сексе и сожалели, что у них не получается. У них было много вопросов о том, как сделать секс лучше. Она попыталась обратиться к ним в своей следующей книге «Обнаженные в нашем возрасте: откровенные разговоры о сексе пожилых людей», в которой углубляются исследования секса и старения, включая рекомендации врачей, сексопатологов и других экспертов. Однако еще до того, как она начала писать вторую книгу, у Райс диагностировали рак. Он умер через семь лет после их первого поцелуя. Пройдут годы, прежде чем Прайс сможет справиться со своим горем настолько, чтобы снова встречаться с кем – либо. Когда она отважилась вернуться к активной жизни, ей было уже за 60, и она подписалась на OkCupid. Она создала правила для себя. Она не будет лгать о своем возрасте. Она ходит на свидание только для второго свидания, а не для выбора партнера на всю жизнь. Если она хотела заняться с кем-то сексом, она сначала убеждалась, что они оба могут открыто говорить о том, что им нравится и не нравится, и соглашаются на безопасный секс.

Пять лет назад она познакомилась с Маком Маршаллом, антропологом на пенсии, которому 78 лет. Как и Прайс, он свободно говорит о сексе и открыт для нового опыта и способов справиться со своими недугами и скрипучими суставами. Она познакомила его с различными видами вибраторов, в том числе для его пениса, и различными смазками, которые теперь являются неотъемлемой частью их сексуальной жизни. Они планируют секс, иногда за день или больше, заранее фантазируя об этом. А когда приходит время, это ритуал откровенного разговора, удовольствия и осознания своих старых тел. Зимним днем в Куинси, штат Массачусетс, я встретился со Стивеном Дюкло, семьей, парами и сексологом, в его кабинете, до прихода его вечерних пациентов. На стенах висели произведения искусства, окна тянулись почти от пола до потолка, а на полках стояли тщательно расставленные книги. Дюкло, внимательно слушающий, с коротко остриженными седыми волосами и зелеными глазами, работает терапевтом более 48 лет и сертифицированным сексопатологом более 20 лет. Он также преподает секс-терапию терапевтам и психологам-стажерам. И когда он постарел (сейчас ему 72 года), молодые коллеги стали направлять к нему многих своих пожилых пар. Среди тысяч клиентов, которых он видел, несколько сотен были в возрасте 60, 70 и 80 лет.

cb7ee4f0cbf3a8162639ac18ef9c74a5

Часто, когда пары приходят в офис Дюкло, это происходит потому, что в последние несколько десятилетий секс прекратился. Отношения могут быть теплыми и функциональными, но секса нет. Или пара зашла в тупик, живя отдельными жизнями без особой связи, эмоциональной или сексуальной. Иногда они приходят к нему, потому что лекарства или лечение рака повлияли на секс. Или пара обдумывает изменения в своих отношениях. У мужчины был роман на стороне или он собирается его завести. Женщина хочет вступить в брак или заняться сексуальными фантазиями, которые ей никогда не удавалось выразить. Отчасти это, отмечает Дюкло, вызвано нашим страхом «больше не иметь сексуальных контактов и потерять эту часть нашей идентичности». Когда пара вместе 40 или 50 лет, им труднее решать сексуальные проблемы, чем в начале отношений.

«Мы идем на всевозможные уступки друг другу в браке на протяжении десятилетий, в том числе в сексе», — сказал мне Дюкло.

«Допустим, есть шкала сексуальности от 1 до 10. Один — это действительно плохо, а 10 — это духовная тантрическая связь. У большинства из нас не так уж много от 1 до 10, примерно 5-6, если нам повезет. Мы знаем, что делать в сексе. И это всё, что мы делаем. Может быть какое-то минимальное обсуждение того, чтобы сделать что-то другое, но это почти никогда не приводит к чему-то серьезному».

 Некоторым людям этого кажется достаточно. Или их больше не волнует секс; они измучены болезнью или просто покончили с этой частью своей жизни. Если люди в отношениях обсудили это и согласились, что они больше не хотят секса, нет проблем.

Но одна из самых частых жалоб у пар – несовпадение желаний.

Небольшое расхождение — это хорошо.

00059200d7abc9678bba6636b46fe5b8

Однако, когда один человек инициирует секс в 95% случаев, он может чувствовать себя ненужным, в то время как человек, который говорит «нет» и, следовательно, имеет полный контроль над тем, происходит ли секс по обоюдному согласию, часто чувствует себя виноватым. (Пандемия только усугубила сексуальные проблемы, потому что у многих пар очень времени, проведенного отдельно друг от друга, отмечает Дюкло. Сложности приглушают желание.)

И посредственная сексуальная жизнь, которая была терпима, когда жизнь была поглощена детьми, может казаться скучной, поскольку у вас есть больше времени в ваши последние годы.

Уступки, на которые люди идут в сексе, по выражению Дюкло, «могут показаться тысячей порезов бумаги. Ты не замечаешь ни одного из них, пока не истечешь кровью по-настоящему».

В терапии Дюкло называет это «накопившейся печалью». Клиенты плачут, услышав этот термин. Это кажется таким правдивым, таким знакомым, таким укоренившимся.

Многие пожилые люди, у которых я брал интервью, сказали мне, что хотели бы вложиться в секс раньше в своей жизни, в том числе посредством лучшего общения, большей близости и преодоления сексуальных тревог. «Я думаю, что мы оба были одиноки», — сказала Мари (которая попросила меня использовать ее второе имя, чтобы защитить ее личную жизнь), имея в виду десятилетия часто посредственного секса с ее мужем. «В какой-то момент мне было все равно, что у меня больше никогда не будет секса», — сказала она. «Мы были как брат и сестра, время от времени ссорившиеся». Затем, около шести лет назад, 70-летняя Мари и ее 74-летний муж резко изменили свой рацион и сбросили около 50 фунтов каждый. И что-то в этом побудило их увидеть друг друга заново и начать процесс переосмысления секса. Теперь предварительные ласки часто начинаются утром с текстов о том, что они хотят сделать друг с другом. Во время секса они говорят и действуют более открыто, чем раньше. А потом, как правило, сидят за чашечкой кофе и разговаривают у камина.

c1f5eebd0d277fc7a82668855bc7609b

Для мужчины по имени Патрик с годами близость и сексуальность также углубились, в его случае как с партнершей, так и, когда дело доходит до секса, вне его отношений. Терапевт на пенсии, которому за 70, Патрик, гей, прожил со своим партнером более 30 лет, и со временем у них выработался ритуал, согласно которому они обмениваются каждое воскресенье: один из них делает массаж одну неделю, затем другой, затем следуют поцелуи, прикосновения и оральный секс. Хотя Патрик хотел заняться анальным сексом, его партнер больше не интересовался. Поэтому много лет назад он разместил на сайте гей-знакомств для пожилых людей сообщение о том, что ищет мужчин для анального секса. (Его партнер дал свое благословение и сделал фотографии профиля.) И теперь, время от времени, его партнер уходит из дома, и один из немногих мужчин приходит для секса. Как гей, Патрик сказал:

«Одно из моих жизненных намерений состоит в том, что проявление — это не событие, это процесс. Каждый день я пытаюсь найти способ раскрыться больше».

Разнообразие секса, которого он желает, — это моё чувство «лови момент». Это объединение частей себя, которые я отбросил в сторону».

 Один терапевт, с которым я разговаривал, Сабита Пиллаи-Фридман, сказала, что некоторые из ее пожилых клиентов также хотели улучшить качество секса, делая что-то «пограничное». Поэтому Пиллаи-Фридман, специалист по отношениям и сексопатолог, а также доцент Центра изучения сексуальности человека в Университете Уайденера, начала предлагать рассмотреть возможность ролевых игр и использования мягких ограничений и повязок на глазах. Те, кто попробовал это, сказали ей, что возникла игривость между ними.

«Когда тела нам не покоряются, — как сказал мне Пиллаи-Фридман, — почему бы не эротизировать мысли?»

8eb8d7cb00f44e4f76ab6ab69cd3a0f4

 Кляйнплатц сделала игривость частью программы сексотерапии, которую она создала несколько лет назад.

Более 150 пар, в том числе пожилые люди и те, у кого не было секса как минимум десять лет, прошли восьминедельную групповую терапию. Наряду с упражнениями в эмпатическом общении пары учатся быть уязвимыми и доверчивыми даже во время конфликта. А инструктор по массажной терапии учит их, как оставаться «поглощенными и вовлеченными», говорит Кляйнплатц, пока партнеры касаются друг друга. Согласно исследованию группы Кляйнплатц, опубликованному в «Журнале сексуальной медицины» в 2020 году, пары — гетеросексуальные и однополые, молодые и пожилые — продолжали значительно улучшать свои сексуальные отношения в течение как минимум шести месяцев после окончания программы. Эти положительные результаты частично объяснялись сексуальной мудростью пожилых пар. Команда Кляйнплатц построила программу групповой терапии на уроках, которые они извлекли из ее подробных интервью с «экстраординарными любовниками», почти половине из которых было больше 60 лет.

Несколько лет назад Анна встретила меня у дверей своего дома в розовой водолазке, брюках и сапогах до колен. Ей было за 80, и она возвращалась с утренней гимнастики. Несколькими годами ранее Анна (попросившая меня использовать ее псевдоним) переехала в дом престарелых, ожидая, помимо всего прочего, что ее сексуальная жизнь подошла к концу. Ее первый брак был без секса задолго до смерти мужа. Когда через несколько лет она снова вышла замуж, какое-то время секс был отличным. Но когда ей исполнилось 70, стенки ее влагалища стали более сухими, и секс стал более болезненным. Ее муж, который раньше не разрешал ей пользоваться смазкой, не хотел, чтобы она начинала сейчас. Он чувствовал себя оскорбленным и обиженным из-за того, что ей нужна смазка, сказала Анна, как будто его собственной сексуальности было недостаточно, чтобы возбудить ее: «Он думал, что я его не люблю».

В конце концов они развелись по другим причинам, и она провела несколько лет в теплом, сексуально удовлетворяющем романе с женатым мужчиной.

Когда Анна, наконец, переехала в пенсионное сообщество в свои 80, большинство жителей составляли женщины, а мужчины, которых она встречала, были либо женаты, либо не нравились ей. Но однажды днем кто-то представил ей Ли. Он был круглолицый и теплый, с видом и манерами доброго директора школы, любопытный и жаждущий поболтать. Они флиртовали, вместе ходили на симфонический концерт, имели общие взгляды в политике и искусстве. Однажды ночью Анна забеспокоилась, что была с ним слишком властной. Она со слезами на глазах извинялась, опасаясь, что могла оттолкнуть его. Ли появился у ее двери, обнял ее и поцеловал в щеку. «Я хотел бы задержать вас на несколько часов», — сказал он. Как бы Анна ни хотела быть с ним, мысль о том, чтобы показать свое тело кому-то новому, была ужасающей. В первый раз, когда они оказались вместе в постели, Анна и Ли легли в одежде и долго обнимались. В следующий раз они сделали то же самое, только голые, в одеялах, при выключенном свете. «Ты хочешь умереть», — сказала мне Анна, вспоминая ту ночь и свою неловкость по поводу своей морщинистой кожи и складок на животе. «Кто захочет, чтобы я выглядел так?» Помогло то, что Ли тоже было за 80. Помогло то, что он ей действительно нравился.

В какой-то момент той ночью она подумала про себя: «К черту все». Вот кто я. И она поняла, что есть что-то в том, что ей за 80, что ей повезло остаться в живых, повезло найти нового партнера, который заставил ее чувствовать себя так хорошо.

Это сгладило края ее тщеславия; она не могла бы сделать в 75 лет то, что она может сделать сейчас. Самым большим препятствием было то, что Ли был женат на женщине, у которой была последняя стадия болезни Альцгеймера — она практически ничего не знала о своем окружении — и жила в специализированной психбольнице.

52413db158779606a4f87755e3463c4e

Ли, который часто навещал ее, изо всех сил боролся с тем, чтобы сказать Анне, что любит ее, но не мог из-за верности своей жене, и Анна сначала чувствовала себя неловко из-за того, что он женат. Хотя некоторые жители сплетничали и, казалось, осуждали Анну за то, что она встречалась с женатым мужчиной, однако, ее друзья и семья, как и Ли, поддерживали ее. Они видели, как счастлива пара, и хотели, чтобы они были вместе. Анна думала про себя: разве кому-то мы действительно причиняем боль? С тех пор как жена Ли умерла, они с Анной стали жить вместе. «Для нас очень важно, чтобы мы никогда не ложились спать без близости», — сказала мне Анна пару месяцев назад. Иногда это оральный секс или половой акт. Часто это объятия, поцелуи и держания за руки. И это, по словам Анны и Ли, для них важнее, чем когда-либо прежде.

 Много лет назад в Jewish Home, некоммерческом доме престарелых с видом на реку Гудзон на северной окраине Нью-Йорка, медсестра наткнулась на двух постояльцев, занимающихся сексом. Она сразу же обратилась к Дэниелу Рейнгольду, тогдашнему исполнительному вице-президенту Jewish Home. “Что я должна делать?” спросила она. Рейнгольд, который часто рассказывал эту историю, ответил: «Выйдите на цыпочках и тихо закройте дверь». Рейнгольд использовал этот инцидент как толчок к установлению того, что признано первой в стране политикой в отношении сексуального самовыражения — и до сих пор одной из немногих — для жителей домов престарелых.

Политика продвигает сексуальную близость по обоюдному согласию как право человека, независимо от сексуальной ориентации, и требует от персонала «поддерживать и способствовать» сексуальному самовыражению жителей.

Рейнгольд поместил эту политику на домашнюю страницу Jewish Home, потому что обстоятельства могут не соответствовать общепринятым нормам общества, «если вы не можете принять, если ваша овдовевшая мать вступает в интимную связь с другим мужчиной», — сказал он. Мы должны «вести себя как взрослые, когда дело доходит до близости», — сказал Рейнгольд, проработавший в Jewish Home более 30 лет, а сейчас являющийся президентом и исполнительным директором RiverSpring Living, управляющего домом престарелых. «Популяция бумеров вот-вот войдет в этот новый мир. Нам нужно его взорвать». Сотрудники Reingold происходят из почти трех десятков стран и исповедуют множество различных религий, но им запрещено привносить в свою работу свои личные, религиозные или моральные ценности, связанные с сексом. (Учреждения долговременного ухода могут не приветствовать ЛГБТ-людей, которым иногда приходится снова «раскрываться» — или они предпочитают не делать этого — когда они въезжают.) Сотрудники Jewish Home стараются усадить романтические пары вместе за ужином.

Также ожидается, что они будут получать рецепты на Виагру, как и на любое другое лекарство или тюбик смазки — и делать это «без ухмылки», отметил Рейнгольд, — и, при необходимости, помогать с доступом к порно на iPad, если Wi-Fi не работает.

Я спросил, будут ли сотрудники, скажем, подавать вибратор, если пациентка не сможет до него дотянуться. По словам Рейнгольда, сотрудники не только должны подать, но и убедиться, что батареи работают. «Это ничем не отличается от проверки работоспособности батареек в слуховом аппарате жильца».

И если у женщины роман по обоюдному согласию с другим жильцом, персонал не должен вмешиваться.

617ad92513e627286301437cc26c0434

Рейнгольд понимает, что стереотип мышления общества в отношении старения может создать препятствия для близости и секса. «Мы в этой области обязаны сделать все возможное, чтобы сохранить все возможные удовольствия для пожилых людей, которые так много потеряли», — говорит Рейнгольд. «Если они хотят больше соли в 95 лет, дайте им соль. То же самое с сексом».

Но старческое слабоумие усложняет секс, а распространенность слабоумия в домах престарелых усложняет общение с ними администраторов. Люди с деменцией более уязвимы для сексуальных посягательств и иногда ведут себя неподобающим образом. И если они прибегают к невербальным знакам, оценить согласие сложно. Многие дома престарелых придерживаются консервативного подхода: во избежание проблем они просто не дают обитателям заниматься сексом. Напротив, Рейнгольд ожидает, что его сотрудники обеспечат возможность сексуальной близости для всех жителей, включая людей с деменцией, а также защитят людей от нежелательных прикосновений.По его словам, сотрудники обычно очень хорошо знают жителей и могут оценить, что их жители делают и чего они не хотят. Гейл Аппель Долл, автор книги «Сексуальность и долгосрочный уход» и бывший директор Центра изучения старения в Университете штата Канзас, где она является почетным доцентом, говорит, что существует несколько способов оценить невербальное согласие. Выражает ли обитательница удовольствие от своего партнера? Или же она избегает партнера, или выглядит обеспокоенной? «Что произойдет, если вы не сможете сказать «нет»? Тогда вы тоже не сможете сказать «да», — говорит Долл. «Ваша жизнь решается другими людьми». Иногда, как она отмечает, потребность в сексе сохраняется дольше, чем некоторые когнитивные функции. И потребность в прикосновениях никогда не покидает нас.Организация End of Life Washington разработала 23-страничное предварительное распоряжение по деменции. Помимо прочего, документ позволяет людям, страдающим слабоумием на ранней стадии или считающим, что однажды у них может развиться слабоумие, определить свои предпочтения в интимных отношениях, когда их когнитивные и вербальные навыки ухудшатся.Хотите ли вы продолжать заниматься сексом со своим партнером, даже если вы не сможете подтвердить это словесно? Даёте ли вы своему партнеру согласие на секс с другим человеком, если у вас обнаружится прогрессирующая деменция? Или это нарушило бы ваш обет друг другу «в болезни и здравии»? А как насчет вашей сексуальной жизни в учреждении? Вы хотите иметь возможность иметь отношения с другим жителем, даже если вы женаты?

b02df84d857694d12b99838601f9805e

Судья Сандра Дэй О’Коннор жила с этой проблемой, поскольку у ее мужа Джона диагностировали болезнь Альцгеймера, и ему становилось все хуже. В 2006 году она ушла из Верховного суда, чтобы заботиться о нем. Но он стал так часто уходить из дома, что она испугалась за его безопасность и, скрепя сердце, перевела его в лечебницу для больных болезнью Альцгеймера в Фениксе. Сначала её супруг казался грустным, однако, вскоре он встретил другую женщину с болезнью Альцгеймера. Они стали романтической парой; в телеинтервью один из сыновей О’Коннорс сравнил своего отца с «влюбленным подростком». О’Коннор почувствовала облегчение от того, что ее муж нашел женщину, которая явно сделала его счастливым. Когда она навещала Джона, она часто заставала его со своей новой пассией, держащимися за руки. О’Коннор присоединялась к ее мужу с другой стороны и брала его за свободную руку, и все трое сидели вместе.

На свое 80-летие Рослин получила подарок от дочерей: коробку с большим красным бантом и вибратором внутри. Рослин позабавилась, но спрятала его в шкаф и больше не думала об этом. Ее сексуальная жизнь, думала она, давно закончилась. Как и у многих пожилых женщин, муж Рослин умер. И хотя потом были мужчины, но длительные отношения так и не завязались, и ни с одним партнёром, по ее словам, не было достаточно секса. Она больше не задумывалась о вибраторе до тех пор, пока несколько лет спустя не увидела отрывок в утреннем телешоу о женщинах и вибраторах. Рослин, школьной учительнице на пенсии, к тому времени было около 80 лет, и она отказалась от значительной части своей физической жизни. Когда члены семьи забеспокоились, что она упадет с велосипеда и сломает себе кости, она перестала кататься. Она бросила теннис после растяжения мышц. Она беспокоилась об использовании вибратора: «Я не хотела навредить себе. Это очень нежная часть тела». И она не была в восторге от того, что получила вибратор на день рождения. Но к тому времени ее дочери, одна из которых ведёт семинары по женской сексуальности, подарили ей еще несколько. Она тестировала их, пока не нашла правильный. «Я не думала, что это во мне всё ещё есть, — сказала Рослин. «Я была поражена тем, что он со мной делал». Она могла чувствовать ощущения от пальцев ног до головы.

15077f74ee0041e1327f400a3dbd112f

 Вибраторы и мастурбация могут быть важны для пожилых женщин, учитывая, что они гораздо чаще, чем мужчины, становятся одинокими. В исследовании New England Journal of Medicine отмечается, что 78 процентов мужчин в возрасте от 75 до 85 лет имели партнера, и только 40 процентов женщин. Пожилые женщины в Соединенных Штатах одиноки чаще, чем мужчины, и с меньшей вероятностью вступают в повторный брак; они также живут в среднем на пять лет дольше.

«Самый постоянный секс — это роман с самим собой», — написала Бетти Додсон, секс-педагог-феминистка, проводившая семинары по мастурбации до 90 лет в книге «Секс для одного: радость любви к себе». который был переведен на 25 языков. «Мастурбация проведёт вас через детство, половое созревание, романтику, брак и развод, и она проведет вас через старость».

f2fc8b9806ffa3fd1cdbd56f0b6d1f4a

Рослин сейчас 95 лет, и хотя она отмечает, что для нее ничто не заменит интимные отношения с мужчиной, она сказала, что ее вибратор заставляет ее «чувствовать себя живой». В то время как части ее тела ослабли — у нее проблемы со слухом и зрением — ее сексуальная реакция работает хорошо. Учитывая собственный опыт, Рослин, которая в возрасте 92 лет посетила один из семинаров своей дочери по вопросам сексуальности, задалась вопросом, почему так мало людей говорят о вибраторах и мастурбации. Ее врачи точно не знали. Люди, которых она знала, не знали. Затем однажды вечером, несколько лет назад, она была в ресторане с двумя друзьями после того, как они посетили бродвейское шоу. Пока женщины говорили о своих проблемах со сном, Рослин принесла вибратор. Она сказала им, что когда она просыпается посреди ночи, это помогает ей снова заснуть. Пока Рослин говорила, они выглядели смущенными, даже шокированными. «Роз, это слишком интимно», — сказала одна из них. Ее не задел их отказ от вибраторов. Вместо этого Рослин стало их жалко; ей хотелось, чтобы они поняли то, что знала она.

В свои последние дни и с ноющими телами они упускали шанс легкого, глубокого удовольствия.

The Joys and Challenges of Sex after 70.  Журнал The New York Times Magazine. Jan, 12, 2022

Запись опубликована в рубрике Мелочи жизни. Добавьте в закладки постоянную ссылку.