«Общество чистых тарелок». Или должны ли дети доедать за собой?

Наше детсадовское детство внушило нам, что «хорошие дети» всегда после себя оставляют чистую тарелку.

А внушая, оно не выбирало методов – кому-то грозилось вылить кашу за шиворот (автору сей статьи даже однажды вылили кашу в штаны), кого-то вместо прогулки оставляли над тарелкой заледеневшего борща с плавающими кругляшками жира на поверхности.

А кто-то всё-таки съедал ненавистную рыбную котлету вперемежку со слезами.

Почему так? Почему нас насиловали едой?

Наше общество пережило страшный голод, войну, и беспросветный дефицит всего, что только можно.
«Ешь, пока есть» – вот установка наших родителей.
Нашими папами и мамами двигал инстинкт сохранения рода – во что бы то ни стало накормить потомство.
К еде относились очень бережно. Еда была сверхценностью. В стране, пережившей голод, выбрасывание хлеба является надругательством над памятью предков.

Ситуация изменилась. А установки остались.

Сейчас мы живём в избытке еды. И уже можем выбирать. Прислушиваться к своим вкусам. Говорить о здоровом питании и даже, о боже, приучать к нему детей.
Мы, как и наши родители, хотим, чтобы наши дети были сыты и здоровы.
И также пытаемся впихнуть в них здоровый супчик и мясо, приготовленное на пару.

Но имеет ли ребёнок право, есть столько, сколько он хочет?
И самое страшное,- тогда, когда он сам считает, что проголодался?

Может ли он ориентироваться не наше взрослое знание, а на свои собственные ощущения?
Может ли он есть, потому что голоден и потому что вкусно, а не для того, чтобы не обидеть маму или не оскорбить бабушку, два часа проведшую возле плиты?

С рождения у детей, как и у всех млекопитающих, есть инстинкт насыщения, ребёнок на грудном вскармливании никогда не съест молока больше, чем ему нужно.
Почему же потом, мы с таким упорством запихиваем в него ещё и ещё ложечку «за папу» и «за маму». Приучая, есть в благодарность нам и чтобы не обидеть и не отгребсти праведного родительского гнева.

Почему же мы чувствуем себя оскорбленными, когда наши дети или близкие не едят, предложенную или приготовленную лично нами еду?

Кормление – это святой акт любви. Готовя и предлагая еду, мы предлагаем свою любовь.

Когда кто-то отказывается от нашей еды, он отвергает нашу любовь.
Вместо «Спасибо, но я не голоден», мы слышим «Спасибо, но я тебя не люблю».
Поэтому, нам так тяжело пережить обиду.

Что же делать?
• Во-первых, разрешить есть себе, тогда, когда хочется. И следить за своим насыщением.
Членство в Обществе чистых тарелок до сих пор на автомате заставляет нас доедать до идеального блеска.
• Научиться говорить твёрдое, но корректное «нет» на предложения любви. «Я так люблю тебя! Но я сейчас не голоден.»
• Дать своим детям право доверять себе.
• Приучать их прислушиваться к себе. К своим ощущениям, желаниям, вкусам, насыщению.
• Разрешать и поощрять (а не заставлять!) пробование.
Можно попросить и кашу, и гренки, и вареники с сыром, а съесть две ложки каши и полвареника и понять, что на сегодняшний день больше всего понравились гренки.
Но это не окончательный выбор на все ближайшие годы и заново можно пробовать всегда, как захочется.

Вместе с любовью предложить детям свободу.
Свободу выбирать, ориентироваться на себя, иметь собственные вкусы и любить что-то не то, что любим и считаем вкусным мы.
Свободу быть собой.
Свободу быть другим.
И несмотря на это ,быть уверенным в нашей любви.
кормление

Запись опубликована в рубрике Мелочи жизни с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.