«Любое намерение позитивно» Или Нелегко быть таксистом.

Поздний вечер. Парковка Икеи. Я усердно пинаю несдвигаемую тележку.

За густопосаженными полосатыми столбиками меня ждёт таксист в дорогущей, шикарной машине.

Его лицо не предвещает ничего хорошего. Возможно, он ждёт меня дольше, чем положено или… мало ещё чего.

«Дотащилась, курва»- прочитала я на его лице, даже не вглядываясь.

Тележка упёрлась в столбики. До машины ещё далеко. Таксист выходит и демонстративно открывает багажник.

«Тяжело. Я не донесу» – говорю я.

«И что же грузить?!» –  он. Смесь возмущения  с презрением.

«Здесь мешки по 15 кг. Придётся подъехать поближе» –   я. Нейтрально, как только получается.

Бах, трах, хлопок дверцы, крутой разворот! Багажник практически упёрся  в столбики.

Выходит, открывает багажник и отворачивается.

Ну, что ж, я же как-то грузила эти мешки в тележку, как – то ставила их на ленту на кассе. В конце, концов, перетянуть их в багажник точно в моих силах. Поднатужилась. Дело сделано. Я в машине.

Действительно прекрасная, дорогая машина. Кожаный салон. Я с наслаждением закрываю глаза на заднем сиденье. А какой мягкий ход! Практически не чувствуются  «лежащие полицейские».

«И всё-таки он сволочь!» – не унимается мой внутренний голос.

Щас я ему, как скажу так тихонечко, между прочим, что его типать –то долго будет.

Он  типичный «браток», таксует на дорогой машине, видимо, не очень – то ему нравиться это занятие. Вся машина в наваротах, пальцы в золоте. Переживает за унижение достоинства…

Дал себе слово, наверное, раз он таксист, то никому ничего он не грузит, даже тёткам  15-кг мешки.

Но не просто, по ходу, ему это слово даётся. Хоть 100 слов себе дай, но если они противоречат нормам морали и воспитанию, то тяжело выполнять собственные заветы.

Хороший, видать парень, вон как переживает. И дверцей хлопал и в мою сторону не глядит. Стыдно бедолаге.

Помочь ему надо. Поддержать. Я ж не просто тётка с мешками, а «духовно продвинутая личность», а это  обязывает, даже если парень  и не подозревает о моей «высокой, просветлённой душе».

«Машина так мягко идёт. Просто удивительно. Совершенно не чувствуется дорога»- говорю я тоном знатока с автомобильного рынка. Так между прочим, как – будто до этой секунды мы мило беседовали.

10 секунд офигевшего замешательства, затем просто кивок в зеркало заднего вида, типа – «Угу».

Минут через 10 тишины. Он-«Мне иногда кажется, что она даже слишком мягкая…».

Эти 10 минут понадобились парню, чтобы переварить мысль – «Она ,что  действительно похвалила мою машину ? На полном серьёзе, без подколов? И не слова о мешках?»

Всю оставшуюся дорогу до дома мы говорили о машинах, смеялись над тем, что я могу различить автомобили только по цвету и наш семейный  узнаю исключительно по флажку на парпризе.

Оказалось, что мы живём в соседних домах и у нас одни проблемы с подъездными дорогами и «таёжными» мошками.

«А что у вас в мешках? Уголь на шашлыки?»

«Нет. Кошачий наполнитель.»))

«Это, что у вас за кот? Сколько же он ест?»)))

Встречать нас вышло моё семейство в полном составе.

На мою весёлую просьбу подождать «товарисчей», которые сейчас спустятся», увидев мужа и детей, таксист ответил «Это же не «товарисчи»- это целая бригада!»

Поднимаясь по ступенькам, я поймала на себе его задумчивый взгляд с застывшей улыбкой на губах.

Что-то мне подсказывает, что заветы будут пересмотрены. И разрешение быть человеком и мужчиной  даже на работе будет получено.

Запись опубликована в рубрике Мелочи жизни с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.