Зависимость и контрзависимость. Свобода находится между.

Зависимость – ” Я не могу без этого”. Контрзависимость – ” Я не могу с этим”.

***

Большой, когда-то такой гостеприимный и ухоженный двор был завален коробками, тряпками – ото всюду доносился лай и скулеж. Во дворе обитало тринадцать собак, а сколько точно жило котов и кошек – не знал никто. Хозяйка предпочитала их не считать.

Я с ужасом смотрела на все это, и вспоминала наглаженные кружевные скатерти, хрустальную вазу с букетом сирени, сорванным после дождя, стол, заставленный вазочками с вареньем и новенькими, только что открытыми коробками конфет – все было накрыто к чаю.

Когда-то это был ухоженный, гостеприимный двор, где я много лет отдыхала душой. Куда я прибегала ребенком, поиграть на пианино, вдохнуть запах только что вымытых деревянных полов и посидеть за столом со взрослыми. Я приходила молодой девушкой с сыном на руках, просто погреться в уголочке, послушать разговоры, полюбоваться улыбающимся лицами – побыть немного в этой размерянной жизни армянской семьи, где вкусно готовят, тепло встречает, и можно всегда расчитывать на помощь в любом вопросе.

siren

Что-то случилось, надломилось. Я с ужасом начала замечать, что жизнь семьи, которая мне так дорога, начала катиться в пропасть. Постепенно не за один год, но разрушилось все.

 “У нее больше тридцати кошек!” – возмущенно рассказывает мама. “В дом невозможно войти из-за постоянного лая и скулежа, часть собак живет в доме, часть во дворе. А все кошки – в доме, потому что собаки их дерут!” В какой-то момент мой папа, который всегда приходил что-то подбить и отремонтировать, отказался заходить во двор. В один из годов выяснилось, что старый туалет во дворе разрушен, а новый так сделать и не смогли, и вся семья, состоящая из трех женщин и ребенка, ходит в туалет…куда я не знаю.

 Имя Лена стало в нашей семье нарицательным. ” Еще чуть – чуть, и ты станешь такой как Лена!” – зло выпалила мама, когда в моей семье появился второй кот. Вернее кошка – черная, гибкая пантера, которая в первый же год привела большое потомство. Я в ужасе смотрела на растущих котят и ничего кроме душащего страха, вины и заполняющего стыда не испытывала. “Никогда, никогда я не стану такой, как Лена!” Я разместила объявление на авито, но забрали только одного котенка. Котята расли, им уже не хватало балкона, они норовили перелезь через перегородку, забраться в теплую кухню, попробовать на вкус обои… Вид этого расползающегося кошачьего царства вызывал панику. Любые умильные чувства мгновенно гасились. Котята же , правда, были красивыми – пушистые серо-голубые. Я расклеила объявления на столбах…. Можно было еще подождать. По объявлениям начали звонить через неделю. Но через неделю котят у нас уже не было. Я могла бы подождать, если бы не накрывающий меня ужас, давящий со всех сторон – “Боже я становлюсь, как лена!”

Котята остались живы, но пристраивать их таким образом ( подкидывать в другие дворы) я бы никогда не стала, если бы могла соображать.

Если бы была хоть немного посвободней от своего ужаса, стыда и вины.

***

Контрзависимость говорит – “ Я никогда не буду такой как он\она.”

 Контрзасимось слеплена заствшим ужасом.

 ” Я никогда не буду пить. Я никогда не стану такой.” – полный отказ от алкоголя в любом виде.

  Я никогда не повторю ее(его) судьбу” – несвобода в выборе профессии, страх заводить детей.

 ” Я никогда не буду бедной” – ужас, который накрывает, при любом намеке на ухудшение материального положения. Или на нестократное его улучшение.

 Зависимость и контрзависимость – это точки несвободы.

” Я не могу без этого” ” Я не могу с этим”.

В любом из этих полюсов – тотальный ужас и несвобода. Неспособность  соотносить свои ощущения с реальностью, тестировать эту самую реальность. Картина мира искажена.

Ужас от надвигающееся опасности поглощает все. ( “Я умру без него”. ” Я превращусь в алкоголика мгновенно, если начну хоть немного пить.”).

В этих точках нет свободы.

Возможности выбирать степень своей вкюченности и приближения тоже нет (” Я могу выпить, если захочу, но могу и не пить.”)

 Контрзависимость – это страх зависимости, и он не возникает на пустом месте.

Выход из точек зависимости и контрзависимости и обретение свободы – это долгий путь.

 В сформировавшейся наркотической и алкогольной зависимости этой свободы не наступает никогда. В употреблении наркотиков свобода выбирать (употреблять или не употреблять) кончается мгновенно.

 В употреблении алкоголя возможна свобода. Но только до формирования зависимости.

 В человеческих отношениях и в отношениях с миром и с разными аспектами нашей жизни – возможна свобода, если только эта точка не сцеплена ужасом , стыдом и виной.

****

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru

Подписаться на новые статьи через Facebook.

Записаться на личную терапию или коучинг.

Пойти на курс “Йога для души”.

Комментарии

Запись опубликована в рубрике Мелочи жизни.. Добавьте в закладки постоянную ссылку.