Наше «картофельное детство». Или верность традициям.

В моём детстве у нас был огород. И мы как большинство советских людей  картошку сажали. Силы тратились на это немереные. Ух, как я ненавидела эти семейные поездки «картошку копать»! Уже с мужем со своим будущим встречались, а всё на огород ездили, картошку выкапывать. 90-е годы. Есть было нечего, картошка выживать помогала.

картошка

Но только закончились голодные годы, а люди всё продолжали картошкой свою жизнь заполнять. Сажай, окучивай, от жуков трави, копай потом. А пропадало сколько! Но мои родители, как и многие другие родители, упорно хранили верность огороду и картошке. Много лет мы, дети, пытались доказать им, что уже дешевле покупать, чем садить, но они не сдавали свои позиции, как жители осаждаемых городов – не сдавали свои позиции фашистам. «Картошка – это  святое». Пока несколько лет подряд не пропал весь урожай, папа не согласился купить мешок картошки на рынке.

Как-то во времена моей работы на телевидение я договаривалась с молодым краснодарским бизнесменом о встрече. Успешный, стильный, известный… А он говорит мне: «Не могу, на переговоры в Париж улетаю». «А потом по прилёту, – спрашиваю, – придете?» «Не получится, еду к родителям картошку копать». Пауза. Я в замешательстве. «Никак не могу их переубедить, что это не нужно, а не поехать не могу.» Я так и представила его с дипломатом, спускающегося по трапу  в  дорогом костюме, говорящего по телефону : « Да, всё папа, еду…»  Как же, картошка…

Сейчас уже разговаривая с клиентами как коуч и терапевт, я часто слышу в рассказах моих сверстников истории про обязательную картофельную повинность, которую они несли в своём детстве и юности. Это истории похлеще чем «как закалялась сталь»! Кому-то нельзя было даже присесть по нескольку часов, надо было трудиться с раннего утра до позднего вечера, а потом ещё по грядам пропущенную картошку собирать. Родители растили стойких солдат, способных и траншеи рыть и снаряды подносить.

У большинства советских людей огород был обязательным ритуалом, отличительным признаком нормальной, «приличной» семьи. Есть у тебя огород, едешь весной картошку садить – значит всё у тебя нормально, ты «нормальный», хороший, «приличный» человек, и всё у тебя хорошо.

Где-то я ещё слышу отголоски картофельной традиции:  родственники моих друзей, живущие недалеко от города и получившие в наследство клочок земли, не нашли ничего лучше, как засадить его картошкой, как если бы не было бы в 10 км  от них супермаркета с десятью видами картошки в любое время на любой вкус. А что делать? Огород… картошка. Так все делали, наши родители так делали.  Делать и нам?

Как часто мы не можем отлепиться от того, что когда-то спасло нам жизнь, что когда-то успешно работало, было апробировано и давало хорошие результаты. Тогда это работало, помогало, спасало, а сейчас уже нет. Затратно, неактуально, не нужно, и даже вредно уже. Времени сжирает и сил прорву. Но верность мы продолжаем этому хранить. Верность традициям родительским или уже своим собственным, когда -то нужным, но бессмысленным и скорее вредящим сейчас.

Это же не только про картошку, но и про верность отношениям, идеям, проектам, убеждениям. Тому что стоит подвергнуть сомнению и проверить на актуальность, полезность в сегодняшнем дне.

Чтобы не сажать картошку тогда, когда она по 10 р в соседнем магазине.Ну, или если сажать, то точно знать для чего.

*********

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru

****

Программа “ЙОГА ДЛЯ ДУШИ”

Индивидуальные сессии.

 

Комментарии

Рубрика Мелочи жизни. | Комментарии выключены

Обычная женская история гражданки из города N. Когда он больше не любит.

Так бывает – проходит время, и люди перестают друг друга любить.

Он уходит в работу, она продолжает надеяться.  Он заводит любовницу, она верит, что это не навсегда. Он отказывается заниматься с ней сексом, она пытается стать краше, чтобы быть привлекательнее для него. Он выстраивает между ней и собой стеклянную стену, она научается жить в изоляции, только иногда, чтобы привлечь его внимание, стучит кулачками и машет ему из-за этой стены.

Она привыкает не мешать, не компрометировать, не портить его имидж и быть очень удобной, незаметной женой.

Она ищет, чем другим заполнить свою жизнь. Если есть дети- хорошо, тогда она уходит в заботы о них. Если дети достаточно взрослые и отбрыкиваются или детей нет, то она ищет хобби: танцы, йогу и макраме, форумы совместных покупок и подружек с их проблемами и их жизнью.

Если она ушла в работу, то у неё меньше времени на то, чтобы заметить, что что-то не так. От точки, где возможна близость, до каждого из них равное расстояние. Они оба далеко, и не кому махать из-за стеклянной стены.

Иногда одинокими холодными вечерами, когда он приходит уже после полуночи, у неё закрадывается мысль, что долго так продолжаться не может, что однажды она не выдержит…

Но тут же появляется страх – «А как я одна? Сейчас хоть есть живой человек рядом, хоть иногда, хоть в принципе. А очереди-то под окном не стоит… Кому я нужна с двумя детьми или в свои сорок с чем-то лет». И решает, что не всё так плохо. «В конце концов, со стороны-то хорошо! И вон даже на работе завидуют- «Муж-то у тебя какой!» Да, даже фиг с ним «какой», главное, что есть! У кого-то и такого нет. Но вот и замечательно, уговаривать и убаюкивать себя она научилась: «Всё хорошо, всё когда-нибудь наладится, он изменится, и всё у нас снова будет хорошо…»  Ведь известное и стабильное, пусть ущербное «сегодня» лучше непонятного и поэтому страшащего «завтра», если вдруг «сегодня» она решит что-то менять.

neznakomka-aleksandr-korolyovфото: Александр Королёв

И научается женщина жить в раскорячку, наращивая степень своей терпимости. Если раньше её задевал сам факт появления любовницы, сейчас она верит, что он на работе. Было время, она закатывала истерики, что он не пришёл к ужину, сейчас не так страшно, что  не пришёл в ресторан на её день рождение (на работе он, трудится). Нет предела её терпению…

Она тратит безумные силы на то, чтобы не чувствовать, не слышать, не видеть, не понимать, а значит – не плакать и не страдать и, к сожалению, – ничего не менять.

Если бы эти силы, да на жизнь…  на многое бы хватило.

*********

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru

****

Программа “ЙОГА ДЛЯ ДУШИ”

Индивидуальные сессии.

Комментарии

Рубрика Мелочи жизни. | Комментарии выключены

Непереносимость близости.

«Как только отношения становятся более тёплыми, близкими, он делает что-то, что отбрасывает нас на сотни километров друг от друга.»   

Я слышала эти слова от женщин в разной формулировке  много, много  раз.

«Он напивается.»

«Он начинает говорить мне гадости, обесценивать наши отношения.»

Что же пугает его (их ) в близости? Обычных взрослых мужчин, живущих со своими жёнами по двадцать лет и  на смерть пугающихся, как только в отношениях появляется тёплая полынья? Парней, которые только строят отношения и медленно движутся к браку, ( так по крайней, мере считают их партнёрши). Если вторых может напугать вдруг замаячившая женитьба и потеря свободы, то – первых, которые много лет живут в браке?

kamo1

Та же самая потеря свободы, автономии, отдельности, сокращение привычной дистанции. Абсурд –  в близости есть нежность, прикосновения, тёплые взгляды, взаимный интерес, есть весёлость, радость, есть тёплый поддерживающий юмор; в отстранённых, холодных отношениях ничего этого нет, но пугает именно близость.

Чем же?

«Тогда Она начинает занимать слишком много пространства. Всё моё время  с этого мгновения должно принадлежать ей» – слова женатого мужчины, которого пугает сокращение дистанции в отношениях со своей женой.

«Он говорит, что в эти моменты начинает терять себя» – слова женщины, находящейся  в отношениях с вечно ускользающим мужчиной.

Когда отношения становятся более тёплыми и близкими, привычная автономность партнёров рушится, сокращается дистанция, уменьшается личное «неприкосновенное» пространство, и из двух автономных Я должно появится Мы.

 

picturecontent-pid-716d4-et-1621c2c8В этот момент должен создаться новый баланс отношений с другим объёмом автономии и с новым уровнем близости. Но как только начинает маячит такая перспектива, часть людей решает на этом этапе отношения разорвать, а часть прерывает, делает шаг в сторону, возвращаясь к привычной дистанции. Такой финт ушами проделывают не только в любви, но и в отношениях со старыми друзьями, когда один из друзей вдруг воспылает желанием дистанцию сократить и дружить более близко, другой в этот момент делает резкий выпад и отбрасывает старого друга на сотни световых лет от себя.

Близость пугает, и не только тем, что в ней можно потерять себя, но и страхом узнавания Другого, необходимостью разрушить уже созданный  образ и, возможно, узнать то, чего предпочитаешь о человеке не знать.  Когда сокращается дистанция, появляется необходимость приоткрываться, обнажаться и доверять свою «некрасивость» и «неправильность» Другому… А кто его знает, как он отреагирует?

«Мне не хватает моего мужа.» –  за этими словами  отчаяние, тоска, грусть, одиночество.

ya-svoboden

Есть мужчины, которые прячутся в работу, кто-то уходит в алкоголь или в болезнь,  кто-то просто сбегает в никуда.

В отношениях со сбегающим мужчиной невыносимо больно. Женщина, которую раз за разом бросают после пары “медовых дней”, обливается слезами, запивает своё горе вином и заедает тоннами ненужной ей еды.  И тратит много сил на восстановление. Чтобы потом опять, к сожалению… пойти на новый круг этих же изнуряющих отношений.

В отстранённых, холодных отношениях очень голодно, а если голодно,  значит – злобно, агрессивно, ядовито. В них много желчи и взаимных претензий к друг другу.

В них неуютно, холодно и одиноко. Каждый решает свои проблемы и задачи, не соприкасаясь с другим. По сути, – в этих отношениях нет отношений. Есть стена, и люди по разные стороны этой стены. Со временем стена всё толще, а претензий всё больше.

picturecontent-pid-71683-et-161f38b3

Уровень недовольства нарастает, в какой-то момент он становится привычным, приемлемым, обычным – в нём “нормально” жить. Устанавливается  и закрепляется баланс между ненавистью и любовью, заботой и отстранённостью, принятием и претензиями.  И двое  начинают жить в нём годами, голодая  и пытаясь согреться от холода в чём-то или в ком-то другом.

Отношения – это выбор и ответственность обоих людей. Это выбор – быть или не быть, а если быть, то как.

В человеческой жизни складывается так, что чтобы что-то получить, надо потрудиться. Когда-то просто попросить, а когда-то прямо-таки вложиться. Даже младенцу нужно серьёзно потрудиться, чтобы заполучить мамино молоко.

Чтобы удовлетворить свои потребности в еде, в крыше над головой, в финансовой безопасности, мы прикладываем массу усилий.

А чтобы удовлетворить свои потребности в любви, в человеческом тепле, в нежности, заботе, ласке, душевной, духовной и физической близости..? Кто отвечает за то, чтобы мы были сытыми, довольными и счастливыми? Чья эта ответственность? Мамы с папой, а может Его или Её?  Нет, взрослый человек за удовлетворение своих потребностей отвечает сам.

picturecontent-pid-4f66d-et-dc39c70

Добро пожаловать, во взрослую жизнь!)

*********

В статье были использованы работы фотографа Катерины Мочалиной (КаМо).

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru

****

Индивидуальные сессии.

Программа “ЙОГА ДЛЯ ДУШИ”

*****

Продолжение темы в статье:

Обычная женская история гражданки из города N. Когда он больше не любит.

Об отношениях ещё :

“Моё. Твоё. Наше.” Где граница между любовью и зависимостью.”

“Одиночество в паре. Выйти из оцепенения”.

” Я больше его не хочу. И вообще никого не хочу.” Цикл сексуального контакта и его срывы.

 

Комментарии

Рубрика Мелочи жизни. | Комментарии выключены