Депрессия в наследство от прабабки. За кого вы слёзы льёте?

Можно ли получить депрессию в наследство? Кто-то получает в наследство фамильное серебро и дом под Питером, а кому-то достаётся в наследство горе. Именно оно становится причинной депрессии.

Наследство – это же то, что мне изначально не принадлежало, что было чьим-то, принадлежало кому-то до меня, моему родственнику, предку.  И горе бывает таким же. Только по наследству передаётся не всякое горе, которое произошло когда-либо в вашей семье, а лишь неотгорёванное, не прожитое, когда человек, который должен был горевать и плакать, этого не сделал, не смог, не успел, не стал.  И тогда горе «захоранивается» в семейной системе, хранится в ней, передаваясь как родинка на щеке или родимое пятно на животе, в следующее и следующее поколение.  Как если бы более старшее поколение бессознательно бы делегировало младшему это горе пережить вместо них. Но горе на то и захороненное, что не очень-то младшее поколение в курсе о том, что произошло, об этом-то не особо и говорят… А кстати, о чём?

горе, которое может передаваться по наследству и стать причиной депрессии у ныне живущего поколения, связанно с самыми серьёзными потерями для рода. это утрата, гибель детей. чаще не одного, а нескольких. потеря своих детей тогда, когда они были ещё детьми.

depressiya-1ФОТО: Россия 30-е годы.

Война, геноцид и голод не очень-то способствовали выживаемости детей. Вымирали целыми семьями. Бывало так, что и плакать было уже не кому.  А выжившим было не до слёз. Да и забыть поскорее они хотели всё это, вычеркнуть из своей памяти. Те, кто прошёл войну, предпочитали о ней лишний раз не говорить. А о том, что твои братья и сёстры умерли от голода у тебя на руках, если и говорят, то далеко не со всеми.

Итак, мы –  30- 45 летние.

Наши бабушки и дедушки прошли голод, войну и геноцид.  Кого-то задело меньше, кого-то больше. В чьей-то семье потери были существенные. На Кубани, например, во время голодомора в 30-33 годы вымирали целые деревни. Женщины -матери, которые могли бы оплакать потерю, выживали редко. А детям, выжившим в страшный голод и пережившим всё это,  было не до слёз. Так и застыли они от ужаса и схоронили этот ужас глубоко внутри себя.

depressiya2

ФОТО: “Жертвы раскулачивания”. Бывший “кулак” и его семья.

Дети, рождаемые в глухих деревнях из принципа «дал бог детей, даст и на детей» и не пережившие даже период младенчества; дети, рождённые во время войны и умершие один за другим; дети, попавшие в концлагеря; дети, оставшиеся без попечения родителей, и сгинувшие на просторах нашей необъятной Родины – кто плакал по ним? Было ли кому? А что стало с выжившими? Если не весь род вымер, а осталось из 5-6 детей двое или остался один из десяти детей.
Что с ним? Каково ему?

depressiya3ФОТО: Пионер 30-е годы.

depressiya4

Сын полка. 40-е годы

Он будет изо всех сил жить. И постарается забыть, запрятать, схоронить все ужасы, которые он видел, так глубоко, как только способен. Чтобы никогда не вспоминать, никому не рассказывать, стереть из памяти, всё что он пережил, всех, кого похоронил, и то как это было. Он запрячет всё это переживание ужаса глубоко вовнутрь и оставит в неприкосновенности. В таком виде и передаст своим детям «ядро меланхолии»или«захороненное горе» – нетронутое, неоплаканное, застывшее в немом крике от ужаса горе.

Первое поколение .

Но у него же тоже появятся дети. Дети, рождённые сразу после войны. Дети, которые живут сами по себе, как трава, дети не имеющие никакой ценности. Очень самостоятельные дети. Могущие всё сами – и обед приготовить и в доме управиться и на огороде наравне со взрослыми поработать.  Их можно отправить на поезде   одних за несколько тысяч километров или в четыре утра через весь город пешком в молочную кухню, да куда-угодно. За них не страшно. И не потому что время было другое – «тихое и спокойное» – сразу же после войны, ага… А потому что дети ценности никакой не представляли.  «Помрут и помрут, вон сколько тогда-то померло… и не плакал никто». Чтобы этих ценить, надо тех вспомнить. И завыть от ужаса и боли. И признать, что такое горе произошло, что не приведи Господи. И плакать, и вспоминать, и каяться… А ну-ка с виной выжившего встретиться… “Они то померли, а я-то жив, не приведи Господи… Уж лучше никогда не вспоминать. А дети – это так… «моё говно», да и кто их считает…”

depressiya5

ФОТО: 50-е годы

Тревожные, надолюбленные, неоценённые, но очень сильные и самостоятельные дети родят своих детей. И будут очень сильно за них переживать, бояться потерять и от всего лечить. Проявляться их депрессия будет не в форме апатии, а в форме тотальной тревоги. Где-то на подкорке они чувствуют, знают, что ребёнка можно потерять в любой момент.  С одной стороны, – ими движет страх за своих детей, с другой стороны, – «меланхоличное ядро» требует отгоревать, поплакать, похоронить детей… В конце концов похоронить и отплакать детей!  И живёт женщина с этим горем внутри, с этим тотальным страхом, тревогой за жизнь своих детей. С горем, которого в её жизни не было, она-то детей не теряла. А чувства у неё такие, что это она где-то их бросила, где-то оставила, где-то потеряла, похоронила, но не отплакала. Живёт с горем, переданным по наследству, и проецирует это горе на своих детей. Которые, отвечая на потребность матери, будут усиленно болеть.

depressiya6

ФОТО:70-е годы

Второе поколение.

«Когда мне плохо, моей маме сразу легче». «Моя мама с детства любит меня, обращает на меня внимание, когда я болею». «В нашей семье любить – это значит тревожиться за другого».

А чего не болеть, если тебя любят только больного?

depressiya7

ФОТО:80-е годы

Болеть – значит получать любовь, заботу и делать счастливой маму, как бы не абсурдно это ни звучало. Ну а кто не хочет сделать маму счастливой?

«Меланхоличное ядро» продолжает своё путешествие. В этом поколении депрессия проявляется в форме соматизации. Люди ищут причину для горя, равноценную тому огромному ужасу, который у них живёт внутри.

Но ничего не находят. Вот если только… болезнь. Серьёзная, страшная, основательная, чтобы между жизнью и смертью, чтобы в напряжении держала весь род. Тогда ужас, живущий внутри, уравновешивается с ужасом, происходящим снаружи. Если люди освобождаются от болезни (удаляют забелевший орган) или  болезнь переходит в ремиссию, то начинает накрывать депрессия, просыпается «меланхолическое ядро».

 

depressiya8

Третье поколение.

И у этих детей есть дети. Если они решаются их конечно завести. А вот эти дети появляются на свет с депрессией в форме меланхолии. Это самая тяжёлая форма депрессии. Этим детям приходится постоянно с ней как-то справляться. Грусть, которая постоянно почему-то внутри.

depressiya9

 

Четвёртое поколение.

Это поколение пытается воспроизвести картину горя, произошедшую в семье. Или дети погибают один за другим. Или женщина делает количество абортов, равное количеству погибших детей, потерянных родом. С одной стороны, – она может пытаться бессознательно восстановить утрату, сколько род потерял, столько и родить. С другой стороны, – у рода есть потребность похоронить и оплакать.  Она пытается  бессознательно обе эти потребности удовлетворить, чтобы разрядить «меланхолическое ядро».

Пятое поколение повторяет путь первого. Депрессия переживается в форме тотальной тревоги за жизнь и безопасность детей.

Шестое поколение – путь второго. Депрессия выражается соматически в форме системных заболеваний.

А седьмое поколение –  путь третьего. Депрессия – в  форме меланхолии.

До седьмого колена живёт потеря внутри рода. Следы её тянуться до седьмого поколения.

***

Этот путь «меланхолического ядра» по вертикали Большой депрессии был представлен Светланой Мигачёвой (тренером МГИ) на Гештальт –конференции в марте 2017 года в г. Краснодаре.  

***

Исследуя эту тему в терапии и встречаясь с её отголосками в историях клиентов, я прихожу к выводу, что у пути «меланхолического ядра» и его наследования есть вариации. Этот путь может идти внутри поколения, и формы депрессии могут распределятся среди детей одного поколения.

***

Каждому из нас хочется знать, что с нами происходит. Если причины ситуативной депрессии можно достаточно легко выявить – потеря ли это, расставание, не прожитое горевание, переживание кризиса, и с этими причинами можно эффективно работать в терапии, что приводит к исчезновению депрессии, – то как работать с депрессией, доставшейся в наследство?   Ведь, чтобы пережить горе, его надо обратить к тому, о ком горюешь. И нельзя пережить не своё горе, отгоревать, оплакать вместо кого-то. Можно пережить только своё.  Хорошо, когда   в роду  есть хотя бы осколки рассказов, воспоминаний о том, что же произошло «тогда».  В этом случае в терапии можно пережить  всю гамму чувств  к ситуации, к людям, ко всем, кто был там и в особенности к тем, кто умер , не дождавшись тебя, не порадовавшись твоему рождению, не встретив тебя в этом мире. Кто не стал твоим бабушкой или дедушкой, тётей или дядей, кто не улыбнулся тебе, а ушёл, оставив тебя сиротливо ёжится в этом враждебном мире. Можно позлиться. И позавидовать своим детям, что у них это есть.

Переживание горевания наполнено массой противоречивых чувств – в нём и жгучая обида, и злость, и жалость, и любовь, и тоска, и сострадание и чувство вины и отчаяние, опустошение, одиночество. Переживая потерю в горизонтали своей жизни, мы проходим все эти чувства, и если не блокируем их, то горе затихает, рана заживает, и через некоторое время уже отзывается не болью, а тихой грусть и благодарностью, надеждой и верой в жизнь.

Горе, произошедшие в нашем роду, стало непосильной ношей, для тех, кто выжил. Оно поднялось по древу жизни к следующим поколением, осталось незаживающей раной в сердце каждого вновь рождённого. Пережив свою часть горя относительно произошедшего, мы можем разрядить часть ядра. И сделать трагедию , доступной для оплакивания, сделать частью истории нашего рода, тем, по чему можно горевать и грустить, о чём можно знать и помнить, но не обязательно тянуть с собой.

Каждая история когда-то завершается. Но какие-то тянуться слишком долго.

Мы не рождаемся чистым листом в стерильной среде с идеальными родителями. История поколений так или иначе звучит в нас. Она оказывает влияние на качество нашей жизни, на то как мы проживаем свою собственную жизнь. И на жизнь наших детей и внуков.
Какой она будет, что они возьмут с собой, отчасти зависит  от нас.

*******************************************************

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru

***
Оформить персональную подписку на мои публикации можно, пройдя по ссылке https://m.me/1800602046712429

***

ЗАПИСАТЬСЯ НА КОНСУЛЬТАЦИЮ

Комментарии

Рубрика Мелочи жизни. | Комментарии выключены

«Будь вместо меня». Материнская «подстава».

Побудь мной, побудь вместо меня.

Сейчас, когда надо убрать и все помыть. Побудь взрослой женщиной, хозяйственной, сильной. Убери, подмети, приготовь ужин. Проследи, чтобы у всех была чистая одежда, чтобы у младших было готово домашние задание, утешь, разберись, вытри носы.  Побудь матерью. Вместо меня.

susie-pryor-kopiya

Ух, какая ты красивая! Давай нарядим тебя… и волосы уложим вот так…

Пусть все взгляды будут прикованы к тебе. Пусть все смотрят на тебя, а не на меня. А я побуду за твоей спиной. Будь красивой, притягивающей взгляды вместо меня. Пусть смотрят на тебя, оценивают тебя, а не меня. Я спрячусь за тобой.

Иди поговори с отцом. Он послушает тебя. Побудь женой вместо меня.

Проснись, проснись! Если ты будешь рядом, он не посмеет тронуть меня. Защити меня. Я прикроюсь твоим тельцем как щитом. Он не посмеет поднять руку, увидев тебя.  Возьми удар на себя вместо меня.

Идти, он зовет тебя. Будь  ему любовницей вместо меня.

Возьми на себя все мои переживания, мои горести и заботы. Стань мне лучшей подругой, наперсницей, утешителем и поддержкой. Будь мне матерью, вместо меня для тебя.

Учись, старайся, развивайся, карабкайся вверх по карьерной лестнице!  Стань реализованной в профессии  вместо меня.

Умей ухватить свой кусок счастья, не глупи, как я. Будь хитрее, умнее, используй мужчин. Стань хитрой богатой стервой, отомсти им всем за меня.

Я никогда не хотела детей и тебя не хотела. Откажись от материнства. Неси мой крест вместо меня.

Не смей жить свою жизнь. Это абсурдно.  Потому что ты – это я.  А я – это ты. Ты  просто продолжение меня, как рука или нога. Было бы дико, если бы моя рука захотела бы жить своей жизнью. Не сходи с ума.  

image-2019-04-10-153621

Не предавай меня. Не отрекайся от меня. Оставайся мной, моим щитом, моей кожей, моей красотой, моим голосом, моими длинными пушистыми, не тронутыми сединой волосами. Ты не можешь лишить меня всего этого. Не смей!

***

Высшая точка слияния матери с дочерью. Я собрала кусочки из  историй разных женщин. Они не принадлежат одной матери. Но отражаются как грани одной фигуры в  этих отношениях. 

Оторваться, отлепиться в этих отношениях, значит предать мать. Лишить ее всего. Ну чего же больше – лишить ее себя самой. 

Оторваться от дочери – это похоронить себя или обрести себя. 

Это затаить обиду и мстить предательнице( «Еще чего – моя рука захотела жить своей жизнью?!»)

Или  обрести себя.

Себя отдельную. Как женщину. Со своей сексуальностью. В своем возрасте. Со своей ответственностью и обязательствами. Со своими выборами. И своей жизнью. Со своими отдельными увлечениями. Со своей парой, со своим мужчиной. Со своей внешностью. Уникальной, только своей.

Со своим телом. 

Своей судьбой и своей взрослой ответственностью.

Я даю тебе право жить свою жизнь. 

За свою жизнь я беру ответственность на себя.

Я не отрекаюсь от тебя. Ты можешь быть отдельной, но опираться на меня тогда, когда тебе будет нужно. 

***

Мама, мое тело – мое. Я уже родилась. Я сама  дышу, сама хожу, сама говорю, сама принимаю решения. Я живу сама, не связанная с тобой пуповиной. Посмотри на меня, мама, -  я выросла. Я похожа на тебя. У меня твой цвет волос, твоя веселость, твоя улыбка, я также люблю макароны, как ты, и пение птиц. Но я не ты, мама. Я твоя дочь. Но у меня другое имя.  Я отдельная от тебя. Я хочу знать, что ты есть, мама.  Что есть ты, есть бабушки, есть  мои тети , но я могу лететь в своем направлении, идти своим путем, жить свою собственную жизнь.

 vyrosshie-deti-kopiya

*******************************************************

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru

***
Оформить персональную подписку на мои публикации можно, пройдя по ссылке https://m.me/1800602046712429

***

ЗАПИСАТЬСЯ НА КОНСУЛЬТАЦИЮ

Комментарии

Рубрика Мелочи жизни. | Комментарии выключены

Подросток. Родительская трагедия: «Как пережить взросление».

Малыш теплый, нежный, ласковый, с длинными мягкими вихрами уходит в небытие. И больше никогда не вернется. Уже никогда не будет детских кофточек, мягких платишек, теплых колготок с мордочками на коленках. Маленьких доверчивых ладошек… Рука уже как у мамы, и размер ноги соответствующий… И ростом уже со взрослого человека. 

evgenij-kurenkov
Автор фто: Евгений Куренков

Пусть не складный, похожий на подросшего цыпленка. Такой цыпленок – подросток. Но уже безвозвратно – «не ребенок».

korsakova-aana
Автор фото: Корсакова Анна

И от этого больно, невыносимо больно  внутри. Как если бы  кто-то  тянул, безжалостно вырывал пуповину, соединяющую с ребенком.

« Малыш, малыш… где ты?..»

А малыша уже нет. «Ребенка» нет.

Переживается сродни потери ребенка. Больно, тяжело, мучительно. 

А чтобы эту душевную боль не переживать, можно бессознательно не замечать  и не поддерживать взросление своего сына или дочери.

saleri
Автор фото: Сальери

Потому что взросление – это безвозвратная потеря ребенка. Сейчас только разреши покрасить и подстричь волосы, уехать на лето к папе, пойти с подружкой на какие-то непонятные танцы, поехать в лагерь или бросить курсы – и все ребенка нет!

Только и осталось что-то тонко-уловимое…Поворот головы, как кривит мордочку, или испуганные глаза, тонкая ладошка, да длинные пушистые волосы. А разреши обрезать волосы – и все! Рядом какая-то девица. Или вместо ласкового сына, какой-то «хмырь» со стриженной головой и весь в татуировках. Где мой ребенок? Где?!!

Время течет, его не остановить, но разум бывает отказывает, когда речь идет о материнских чувствах. О необходимости принять очевидное – мой ребенок вырос, мне не оставить его взросление, я могу только покалечить его, как садоводы калечат деревце, желая оставить его на веки маленьким. Обрезая листочки один за другим, обламывая веточки, надевая банку или хитрую форму. Чтобы деревце не развивалось, не росло ввысь, не раскидывалось в ширь, а двигалось только туда, куда направила его рука создателя. И главное – навсегда оставалось маленьким.

Если родители не поддерживают взросление ребенка, его индивидуализацию, то психическое развитие ребенка с этого момента замедляется, или останавливается вовсе.

Интеллектуально ребенок развивается, а психически нет. У него нет возможности «вылупиться» из материнского-родительского яйца. Он так и остается в душе этим недоразвитым цыпленком в теле взрослого человека. Инфантильный малыш в теле взрослого.

Даже не так.

Если  его страх  разочаровать мать сильнее его стремления к независимости, к поиску себя, к самовыражению и индивидуализации, ребенок останавливается в развитии. 

Чтобы не потерять мать. Чтобы остаться с ней рядом. Чтобы мама признала его.

Манипуляции матери могут быть изощренными, в том, чтобы не пущать, не отрывать, не позволять быть отдельным, каким-то другим.

Ребенку очень важно в подростковый период  искать форму себя. Поэтому и одежда невероятных фасонов и цвет волос и прически. Взрослеющая личность пытается выразить себя через одежду, музыку, увлечения. 

tatyana-meshheryakova-2

Это поиск себя очень важен.

Мать может лояльно отнестись к таким выкрутасам и экспериментам над внешностью, но при этом крепко держать за горло и не отпускать поводок.

Пока я «мама ребенка”, я «молодая женщина  с ребенком». 

Наличие ребенка это подтверждение молодости, женственности.

Однажды я услышала от начальницы отдела, женщины за пятьдесят – «Мне еще ребенка забирать!» «Откуда?» – удивилась я . У меня одна ассоциация – « из детского сада». «Моему ребенку 26 лет» – с довольной улыбкой сообщила  она.  Шокирующе. Не «дочь забирать». Ребенка…

Если я мать юной девушки, не дай бог, мать взрослой женщины, то, кто я? Старуха…

Хорошо, если «более старшая женщина».

Когда и я и она можем быть женщинами. Она молодой, а я зрелой. Она зрелой, а я старой. Страшно?…

Особенно в свете модных веяний – в 45 выглядеть на 30, в 60 на 45. 

Тогда сколько лет дочери? Они что с мамой одногодки?

Страшно. Чем взрослее мой ребенок, тем старше я.  Тем неизбежней признание моего собственного возраста. 

Тем ближе я к старению. Ближе  к увяданию и смерти.

Нет не бывать этому! Буду вечно молодой!

Для этого нужно не только поддерживать себя в вечном тонусе, но и детей  держать маленькими, юными, несмышленышами.

В крайнем случае бравировать тем, что я выгляжу не хуже своей дочери! Что нас легко спутать! Мы обе молоды и прекрасны!  Я такая же как своя дочь.  Я – это она!

Лояльность ребенка родителю велика. Чтобы не потерять мать, ребенок готов отказаться от своих притязаний на индивидуальность, от поисков себя, от рождения взрослости в себе. От себя самого готов отказаться. Лишь бы мама не отказывалась от него. Лишь бы не обдавала холодом своего презрительного разочарования. Лишь бы продолжала узнавать…

Признать в ребенке подростка сложно. Увидеть взрослеющую, юную личность в прежней крохе тяжело. Расстаться со своей бессознательной надеждой на вечную молодость и вечное детство своего ребенка мучительно. 

Но можно.

Всему свое время. И очень важно видеть, осознавать и принимать течение времени. Принимать свой возраст. И позволять юному дарованию цвести, распускаться, благоухать, превращаться в прекрасную девушку или сыну  -  в сильного, крепкого парня, самостоятельного, взрослого мужчину.

korsokova-anna-5

Автор фото: Корсакова Анна

При этом осознавая, что материнство это навсегда. Мать не прекращает быть матерью, когда дети вырастают. Она становится мамой взрослых. Это же удивительно быть мамой взрослых, самостоятельных людей, с которыми можно советоваться, которые в чем-то однозначно умнее, где-то сильнее. И видеть в них частички себя. Продолжение себя.

korsokova-anna-6
Автор фото: Корсакова Анна

Молодость не может быть вечной. Но мы можем оставаться в своих детях и внуках, в правнуках и в их детях.

Мы не можем своих детей заставить идти той дорогой  которой выбрали мы, – нет можем, но этим сильно покалечим их, не позволим им пройти свой путь, даже не позволим этому пути родиться – лучше, если мы поддержим их во взрослении, в поиске своего пути, в поиске своей формы и при этом не откажется от них.

Поскольку сепарация – это возможность не только быть отдельным, но и не терять отношения.

“Я могу быть рядом с тобой собой” . Не это ли счастье?

“Мне не нужно стараться быть кем-то другим, чтобы быть рядом с тобой”. 

Ты можешь быть собой, таким как ты есть, и ты все равно останешься моим сыном.

 Ты можешь быть любой, какой хочешь, ты можешь искать себя и найти, и ты все равно останешься моей дочерью.

*******************************************************

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru

***
Оформить персональную подписку на мои публикации можно, пройдя по ссылке https://m.me/1800602046712429

***

ЗАПИСАТЬСЯ НА КОНСУЛЬТАЦИЮ

Комментарии

Рубрика Мелочи жизни. | Комментарии выключены