За женой, как за каменной стеной.

Обладательницам ослиных ушей посвящается.

Часть I «Неужели мы мальчика не прокормим?» (Слова одной тёще дочери. “Мальчик“- это зять.)

О боже, сколько я слышу таких историй в жизни и встречаю в  практике , и каждый раз просто офигиваю. Ну нет у меня другого слова. Нет!

Семья – муж, жена. Она берёт на себя ответственность за семью. Кормит, поит, оплачивает детские сады, кружки, репетиторов, покупает одежду. Муж.. А что муж?.. Он в крайнем случае платит за квартиру, и не всегда это оплата аренды, иногда это просто коммуналка или часть коммуналки – поровну с женой, всё по-честному!

Она содержит себя, детей, оплачивает питание (и его в том числе!), покупает ему одежду. Кормилица в этой семье жена.

И вот однажды, когда лямку становится тянуть уж совсем тяжело или вдруг ни с того, ни с сего захотелось новую юбочку, она робко спрашивает: «Милый, а может ты…?»

Что здесь начинается! И «я никому ничего не должен», и «обеспечивать тебя не обязан», и «не зачем это всё покупать», и «можно без этих кружков обойтись»!

Или раньше, заподозрив неладное, женщина пытается мужу корректно намекнуть, что мужчиной в семье давно стала она. Даёт ему расчёт -сколько она тратит в месяц на питание, образование, содержание семьи и его родимого в том числе. На что она рассчитывает? Чего ждёт? Конечно, что любимый одумается и скажет: «Да, ты, что! Правда?» У него как у царя-батюшки откроются глаза на бесчинства бояр. Но родимый отделывается спокойным и «достойным» –  «Молодец!»

«МОЛОДЕЦ! Ценю! Продолжай в том же духе! Жму лапу, друг! Респект и одомрямс!»

…. Эх, этого ли «молодец» мы хотели? Зачем тянули? Зачем покупали? Зачем на шею здорового, сильного мужика сажали?

Что не хватает горящих изб и взбесившихся коней? Тяга к женскому самопожертвованию? Всё на себя взвалить и тянуть, тянуть, да так, чтобы он не догадался даже, сколько труда это стоит, сколько денег и сил в это вкладывается. Так тихонечко, как ребёнку шоколадку под подушку от мамы, вернувшейся с третей смены. Волшебницы вы наши … Феи…

И сидит здоровенный детина у жены, как у матери на груди. Сначала матерью, потом женой взрощенный, лелеемый , оберегаемый. Всё для него, дитятко наше.

nadmennyj

И искренни удивляется, чего это жена от него хочет? Ведь справляется, тянет, сильная женщина. А он то тут при чём? Ему собственно и ничего не надо. А если надо, так он себе на новую игрушку заработает и спокойно купит. А семья, дети, жена… Слишком для него всё это, слишком…

prinyat-takim-evgenij-kurenkov

Когда ребёнок сидит на шее, сразу понятно, кто виноват – родители. А если муж сидит на шее, ни на что не зарабатывает, только ест, пьёт и живёт своей полухолостяцкой жизнью, к кому вопросы? То -то же. К жене.

«А тебе, это родимая зачем?»  – вот так искренни, заглядывая в глаза, спрошу.

Может по-другому не умеешь? Так, чтобы хотя бы поровну с мужем ответственность делить за семью, за всё, что создали и всех, кого нарожали?

Ведь, это труд, похлеще, чем даже на производстве. Здесь одними соплями, любовью и самопожертвованием не обойтись. Ещё и меру надо чувствовать, и границы. И ответственность уметь отдавать. Это конечно, если 15 лет мужик ни за что не платил, вольготно себя чувствовал, а тут ему : «Любимый, а не мог бы ты  теперь оплачивать  ипотеку? Или обучение нашего сына в институте? А то уж больно тяжело мне одной всё это тащить», не обрадуется, за сердце схватится, вспомнит, что отпуск оплачивал два года назад ( и ничего, что он по стоимости равен месячному бюджету, который жена оплачивает уже много лет и каждый месяц, ничего! Зато сам факт! Платил? Платил!) Скажет: «Но вот я же давал тебе тысячу на телефон, помнишь? А машину я заправлял? Знаешь, сколько бензин нынче стоит?»

И сядет женщина и опустит голову на руки…

Господи… Столетия идут . А всё тоже, все те же «обладательницы ослиных ушей». Которых имеют и за их счёт вольготно живут.

*****

Часть II

САМОЙ ПРОЩЕ

samoj-proshhe

Жить самой намного проще, чем с кем-то.

Сделать самой проще, чем объяснить, научить, убедить, проконтролировать или передать часть ответственности.

Но тогда по происшествию времени не стоит удивляться, если дети закатят истерику на просьбу сегодня помыть всю посуду, что требование убрать в своей комнате вызовет у них приступ оскорблённого самолюбия на акт ущемления их прав и свобод.

Что на просьбу заплатить в этом месяце за кружки и коммуналку муж взбелениться и будет оскорблён не меньше чем дети.

Если вы не делаете этот труд – распределение обязанностей, деление ответственности, то в один прекрасный день вы обнаруживаете, что мышцы на теле семьи под названием муж атрофировались, а под названием дети – не развились. Теперь заставить их работать крайне сложно.

Да, легче и проще самой. Но это большая ошибка заставлять работать один орган в этой системе, в организме семьи. Сердце надрывается, истощается, хранительница домашнего очага не успевает подкладывать дрова, а муж и дети сытые и вольготногуляющее греются от очага.

Ошибка женщины в том, что, решив тянуть всё самой, потому что так проще, она не дала возможность каждому в семье вносить свой вклад. Мужу наравне или больше, чем она, детям посильно и адекватно их возрасту. Она обесточила эти органы, не дала напряжение, замкнула всё напряжение на себе. Не получив должной нагрузки, дети не могут сделать ничего без помощи матери, муж живёт так, как будто семья и дети совершенно не его ответственность.

Это большая ошибка. Цена этой ошибки измождённость, ощущение тотальной обиды, использованности, неценимости, незамеченности усилий, разочарование и боль А бонусы –  иллюзия контроля, ощущение власти и всемогущества. Есть выбор.))

Жить вместе – это труд. Делить ответственность ещё больший труд.
Этому нужно учиться.

Часть III

Я ЖИВАЯ. Я НУЖДАЮСЬ В ТЕБЕ.

aleksandr-korolyov-23Автор фото: Александр Королёв

Начать женщине с мужчиной диалог   по поводу перераспределения обязанностей и вклада каждого в семейный бюджет – сложно.

… И стыдно.

Это же надо признать, что  не смогла, не справилась и не справляюсь, по крайней мере сейчас, с тем объёмом, который взвалила на себя. Переоценила себя.

Признать, что не звезда, и тучи не умею разводить руками – это… как-то ущербно. Болезненно, стыдно, убого…

«А не посмеёшься ли ты надо мной?» «А не скажешь ли мне, и куда ты дурочка лезла?» А не вспомнишь ли: «Надо было меня слушать! А я тебе, что говорил?»

И я не только не звезда, я ещё нуждаюсь в тебе.

Мне нужна твоя помощь, поддержка, ты мне нужен. Я не справляюсь без тебя. Давай вместе. Мне нужна твоя рука! Мы вместе замутили этот проект под названием «семья». Мы вместе.

Это быть очень открытой, очень уязвимой, практически душевно и эмоционально голой. Без всяких защит. Это больше чем признание в любви. Это стыдно и страшно.

Уж больно уязвимо человек себя чувствует в такой позиции. Когда он просит. И признаёт свою нуждаемость.

Для отношений нужны двое.

Но в желании быстрее стать «мы» очень легко попасть в слияние. Есть большой соблазн, раскрыв руки, раствориться в другом человеке. Забыть о себе, о своих потребностях, желаниях, отказаться от любых решений, лишь бы снова быть вместе.  Лишь бы ощутить, что ты не один. Ты снова, с тем человеком, который тебе очень близок, с которым тебе было очень хорошо. «Бог с ним со всем, мы всё переживём. Главное, что мы вместе.»  «Ради любви можно всё пережить, всем пожертвовать. Лишь бы мы были вдвоём». В этот момент ради «вместе» человек готов отказаться от себя.  Душа требует восстановить всё как было, восстановить прежний баланс отношений, по крайней мере, там ничего не угрожало.

При конфликтах, обсуждении, выплёскивании боли, недовольства и претензий над парой всегда нависает угроза разрыва.Иногда в голове есть категоричная установка: «Или так или никак. Раз ты не понимаешь меня, мы должны расстаться» Часто женщина, пытаясь начать что-либо обсуждать, начинает обсуждать с точки: «как если бы мы расстаёмся» и начинает проживать боль разрыва, «предварительное горе», которое затмевает всё. Уже невозможно обсуждать деньги, обязанности, ответственность каждого в паре, когда перед носом маячит разрыв. Все эмоции уходят туда. Пара начинает обсуждать более глобальный вопрос: «Так мы остаёмся ещё вместе или расходимся как в море корабли?» Как в дискуссиях с алкоголиком вопрос: «А ты меня уважаешь?» сводит на нет все другие вопросы и любое обсуждение «по -мельче» делает несущественным.

Страх разрыва при любой попытке что -либо прояснить, делает невозможным отношения развивать.

Отношения становятся, негибкими, ригидными.  Как застывшая фигурка из воска двух влюблённых, соединившихся в страстном поцелуе  –  есть иллюзия, что отношения всегда должны быть такими. В них нет не взросления, не изменений, связанных с возрастом, ни детей, ни увлечений, ни друзей, ни личного пространства, ни одиночества, ни только своих персональных увлечений, ни боли, ни конфликтов, ни болезни, ни смерти… Вечная, идеальная любовь.

Как сад старушки, куда попала Герда в сказке Андерсена «Снежная королева». Там всегда лето, всегда солнце, всегда любовь…

Но живые, не восковые люди так не могут. Они живут, меняются. Кроме мгновений слияния, когда чувствуешь себя одним целым, нужно личное пространство, когда я чувствую себя отдельным, чувствую себя только собой.

Обнаружение своего Я в паре – великий шаг.  Сродни рождению.

Из Я можно обсуждать свои потребности, свои границы.

Можно говорить и чувствовать: «Я люблю тебя, но мне очень важно, чтобы…»

Можно разрешить себе слышать другого, не боясь, что его слова разрушат моё Я.

Я всегда останусь собой, чтобы ты не говорил. Но я готова услышать тебя. И возможно, я что-то изменю.

Можно быть отдельными людьми, но любить друг друга.  Можно быть разными, но оставаться любящими и ценящими друг друга.

***

Но можно обнаружить себя совершенно не в том месте, где хочется быть и совершенно не с тем человеком. Придя в себя после глубокого сна, задать вопрос: «А что я здесь делаю? Почему я  всё ещё здесь?» И это будет большой услугой себе. Наконец-то обнаружить себя в этих отношениях.

 

*******************************************************************************

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru
Подписаться на новые статьи через Facebook.

***

Индивидуальные сессии.

***

 ПРОГРАММА “ЙОГА ДЛЯ ДУШИ”

 

Комментарии

Рубрика Мелочи жизни. | Комментарии выключены

Право на счастье или Имея наглость быть.

«Счастье –  это не достижение, счастье – это позволение» –  написала однажды талантливейший украинский психолог Светлана Ройз

право на счастье

Позволить себе быть счастливым – не так просто. Мешает стыд и вина.

Вообще, это наглость – быть счастливым.

В зависимости от традиций вашей семьи «наглостью» могут быть  самые разные вещи.

Жить так как вы живёте – с тем уровнем доходов, благосостоянием и теми возможностями, например, работать не восемь часов, а два, или вообще не работать – уже может быть наглостью. Наверняка, ваши родители себе позволить такого не могли, а бабушки и дедушки, даже помыслить о вашей жизни сейчас не смогли бы. Если вы ещё стали круче своих тёть и дядь или обогнали своих братьев и сестёр, то вы вырвались за все пределы возможного и невозможного, – вы обладаете несусветной наглостью.

С точки зрения вашей семейной системы и вашего внутреннего голоса – критика, который стоит на страже закона и порядка, наглостью может быть не всё, а только конкретные вещи.

Например, хорошо зарабатывать – это «одобрямс», а вот «жить не тужить», работать по два часа в день, позволяя себе фитнес-центры, неспешные прогулки и чтение книжек по вечерам – это уже никуда не годится. Так нормальные люди себя не ведут!

И здесь важно разобраться, что именно плохо с точки зрения вашего внутреннего критика- то, что вы работаете без надрыва – плохо? Или то, что имеете наглость запрашивать за свою работу  большие (опять же с точки зрения ваших личных границ) деньги?

Тратить деньги на себя, имея двоих детей, а если ещё это деньги не тобой заработанные – это безоговорочная наглость.

Рейтинг самых «стыдных дел» в моей практике возглавляет  наглость просить деньги у мужа на себя. Женщины, воспитанные в традиции «ты сама должна  себя обеспечивать и сама крепко стоять на ногах», привыкшие опираться только на себя, забеременев и уйдя в декрет, вынуждены просить деньги у мужа. На детей – это ладно. Но на себя? На свои капризы, юбочки, косметику, оплату очередных курсов – это  нехорошо и стыдно…Это наглость.

У мужчин вызывает внутренний дискомфорт ощущение, что он «зарвался» – поднялся слишком высоко. Денег зарабатывает слишком много, на статус слишком высокий замахнулся. «А на своём ли ты месте, мальчик?» – придираются они к себе голосом отца или тренера по боксу.

Наглостью может быть само желание счастья. Хотеть любви, семьи, большего, чем у тебя есть сейчас, – наглость. «Тянуть свой крест», «хранить верность», «быть примерным мужем», «хорошей женой», «преданной дочерью» и даже не осмеливаться думать о другом. Где тут счастье? «А заслужила ли ты его?»

«Счастье надо заслужить!»

Как минимум всю посуду вымыть и полы во всей квартире протереть. И тогда можешь. Почитать, полежать, порисовать, в окно посмотреть, с подружкой погулять.

«А достаточно ли ты хорошая девочка?»

А бывает так, что просто жить, быть живой, живым – это наглость, если близкий и родной человек умер. Дышать, любить, есть, смотреть фильмы, гулять, заниматься сексом, отдаваться любимому делу – не наглость ли это по отношению к тому, кто всего этого делать уже не может? «Вина выжившего» – чувство с которым часто приходят в терапию те, кто хочет жить, в отличие от тех, кто сделал другой выбор.

Стыд и вина – два чувства, которые не позволяют  нам просто по-человечески быть счастливыми.

Иметь, что имеем, и радоваться этому.

Желать большего и достигать всего, к чему стремится душа.

Разбираться, что нравится, и позволить себе этого хотеть.

Принимать решение – делать или не делать, более осознанно, а не автомате, потому как «таким как я нельзя даже мечтать, не то что идти брать и делать».

Возможно, вы уже делаете какие-то вещи, которые считаете наглостью и испытываете в глубине себя вину и стад.

Вот вам задание – возьмите листочек и напишите, что такого непозволительного вы делаете. Начните со слов: “Я имею наглость…”

Может быть вы имеете наглость чувствовать капли дождя на своём лице и от этого быть счастливой.

Или имеете наглость желать чужого мужа?

А может вы спите до десяти?

Или по наглому заявились в серьёзный проект, имея слабое представление обо всём этом?

А может где-то там живёт желанная вам женщина и вы так обнаглели, что решили поговорить с женой о разводе?

Позволить себе жить, желать, выбирать, думать и в этом опираться на себя – серьёзная основа для удовлетворённости собой, а значит и для счастья.)

tanec-2

******

Попасть на индивидуальные сессии.

 Записаться на программу “ЙОГА ДЛЯ ДУШИ”

****

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru
Подписаться на новые статьи через Facebook.

 

Комментарии

Рубрика Мелочи жизни. | Комментарии выключены

Роль Жертвы в сценарии семейного насилия. Виктимное поведение. «Зов Жертвы».

Давайте договоримся сразу – ответственность за насилие лежит на том, кто его совершает. Это персональная ответственность. Её нельзя ни с кем разделить. Но в сценарии семейного насилия участвуют оба: «насильник» – тот, кто совершает насилие и «жертва» – человек, над которым насилие совершают. И они оба делают этот сценарий возможным.

жертва 4Художница Angela Sekerak

Для меня эта тема была болезненной в течение многих лет. 17 лет назад я пережила акт насилия и долго не могла понять, как такое могло произойти. У меня есть опыт переживания себя жертвой, я знаю изнутри как работает этот сценарий, и могу опираться не только на свой профессиональный опыт, но и на собственные переживания.

Важно понять, что мы говорим о семейном насилии, а не о нападении на вас из-за угла. Мы говорим об отношениях, в которых возможно эмоциональное или (и)  физическое насилие. И прежде всего это отношения между двумя взрослыми – мужчиной и женщиной, мужем и женой.

В подавляющем большинстве человеком, совершающим физическое насилие, является мужчина. Женщине достаётся  роль Жертвы в этом процессе.

Как эти двое находят друг друга – спросите вы?  По первому опыту. Если мужчина ведёт себя агрессивно, и женщина не уходит после первого-второго-третьего инцидента, а остаётся с ним, значит для этой женщины такое в отношениях возможно.  Не желательно- нет, не здорово, не классно, не хорошо бы, а возможно.

На каких-то женщин можно кричать, но физическое насилие с ними невозможно. На кого-то можно кричать и даже бить. Кто-то допускает все виды насилия над собой и сексуальное в том числе. Маркером возможности является факт того, что женщина не уходит.

Как же выглядит сценарий семейного насилия?

цикл семейного насилия

Психологи описывают его как замкнутый цикл, состоящий из трёх фаз:

1 фаза. Нарастание напряжения.

2 фаза. Эпизод насилия.

3 фаза. Медовый месяц.

На первой фазе супруги испытывают нарастание напряжения. Появляются первые предвестники, что скоро это произойдёт. Муж случайно задевает жену, так что та может упасть. Или как-то так хватает её за руку, что у неё остаются синяки. Атмосфера в доме становится невыносимой. Достаточной одной искры, чтобы произошёл взрыв.

Вторая фаза – собственно эпизод насилия. Он может длится от нескольких секунд (одного удара) до нескольких дней. Чем глубже разрушена личность мужчины, тем дольше длится эпизод насилия. На этой фазе остановить насилие может только насильник. Если женщина попадает на эту стадию цикла, её задача – спрятать, обезопасить детей и сделать всё, чтобы снизить ущерб для своего тела. В реабилитационных центрах женщин учат принимать позы, в которых будут максимально защищены внутренние органы. Эта стадия заканчивается, когда мужчина сам останавливается. В первом случае он может просто испугаться своего всплеска агрессии и принесённого им ущерба, а в крайних случаях, когда насилие длится несколько дней, мужчина останавливается, когда выдыхается.

rebyonok-3

Художница Angela Sekerak

Третья фаза называется «Медовый месяц». Начинается этап «замаливания грехов», просьб о прощении и «принесение даров».  Если дары приняты, цикл насилия пошёл на новый виток.

Остановить эту машину смерти можно только в двух местах:

На первом этапе, когда идёт нарастание напряжения и второе, – сразу же после эпизода насилия, в течении первых трёх дней после него.

После эпизода насилия мужчина испытывает  стыд и вину за произошедшее, но он всеми силами пытается минимизировать ущерб и свалить ответственность на жертву, чуть ли не что она сама била себя его руками. «Не там стояла, не то делала, не так смотрела, не так ответила.»  Всё это он делает, чтобы вина и стыд не затопили его. Мужчина готов замаливать грехи и уничтожать следы преступления ( чинить сломанные двери и  мебель, оплачивать жене пластическую операцию и отдых в санатории, покупать шубки и колечки), плакаться и просить прощения, но… он не готов признать причинённый им ущерб. Он отказывается до конца верить и признавать, что это сделал он. Признавать факт причинённого другому человеку ущерба. Признавать весь объём этого ущерба. Брать на себя ответственность за него.

Настоящие изменения начинаются с признания ущерба.

Со слов мужчины: «Я вижу, что я сделал с тобой, с твоим телом. Я признаю, что это только моя ответственность. Ты не трогала моё тело, это я повредил твоё тело. Сможешь ли ты после всего этого жить со мной?»

Есть вещи, которые невозможно простить. Даже после такого честного разговора и признания ответственности мужчины, люди могут расстаться. Это выбор женщины, может ли она простить причинённый ей ущерб, – с одной стороны, и готова ли она рисковать, продолжая находиться в этих отношениях, – с другой.

ne-prostit

Художница Angela Sekerak

Важно понимать, что ни подарки, ни оплата врачей, ни восстановление сломанной мебели – не являются компенсацией за причинённый ущерб. Мужчина обязан восстановить сломанное и оплатить лечение. Это его ответственность. Но если женщина готова принимать подарки (цветы, колечки, шубки, поездки) значит она согласна продолжить игру. Со временем у «продвинутых игроков» даже появляется негласный прейскурант цен повреждений. Подбитый глаз – деньги на новое платишко, сломанная рука – золотой браслетик.

Секс после эпизода насилия также знак со стороны женщины: «Ты прощён. Всё происходящее меня устраивает.»

Если цикл насилия перешёл в фазу «медового месяца», если «дары приняты», то  круг замкнулся и цикл пошёл на новый виток.

s-chashkoj

Художница Angela Sekerak

Второй момент, когда можно остановить круг семейного насилия, – это фаза нарастания напряжения.  Есть пары, которые научаются стравливать напряжение, оставаясь всегда в рамках эмоционального насилия. Об этом я писала в статье про «необидчивых женщин» и «терпеливых мужчин». По сути, тогда этот цикл просто пробуксовывает. Напряжение и агрессия бессознательно не доводится до такой силы, чтобы произошёл взрыв. Часто мужчина перенаправляет всю силу своей агрессии на ребёнка.  И тогда ребёнок, а не жена становится объектом для физического насилия.

Агрессия к ребёнку со стороны отца – это всегда агрессия мужчины к жене.

Со стороны женщины развернуть огонь на себя – это уже большой шаг, чтобы выдернуть  ребёнка из отношений  двух взрослых, из своих отношений с мужем. Дети – дошкольники и младшие школьники чувствуют, когда напряжение в семье зашкаливают, и становятся своеобразным громоотводом. Беря удар на себя, они возвращают в семью  тишь да гладь.  Так ребёнок обслуживает интересы взрослых, становится громоотводом для мужской агрессии к  женщине. Мужчина не решается предъявить всё это жене и находит козла отпущения, того, кто виноват всегда и во всём.

В названии своей статье я заявила, что буду говорить о роли жертвы в цикле насилия. И её роль действительно важна. Есть некий вклад, который вносит жертва в то, чтобы это цикл был запущен и в то, чтобы он повторялся вновь и вновь. Первый вклад – жертва просто не уходит, она остаётся. Тем самым говоря «со мной такое делать можно». Второй вклад – она принимает подарки и дарит секс, демонстрируя своё благоволение и прощение.

Самое важное то, что делает женщина рядом со своим мужчиной.  Что именно превращает его в насильника, а её в жертву. Как это превращение происходит?

Взгляд жертвы.

Это магический взгляд. Он чувствуется затылком, кожей, улавливается бессознательно, им можно даже не смотреть. Достаточно просто видеть. Видеть в этом мужчине насильника. Зверя, убийцу. Того, кто несёт зло.

Вам случалось проходить через стаю собак? Вы идёте, а на вашем пути лежат, ходят, обнюхиваются несколько возможно недоброжелательно настроенных псов. Если у вас был опыт, когда собаки на вас нападали, и мама в детстве настаивала, что собак стоит бояться: «они могут укусить», вы скорее всего задом, задом…и поищите себе другой путь, если рискнёте всё-таки пройти, собаки действительно могут грызануть. Если же у вас такого опыта не было, собаки на вас не нападали, никогда вас не кусали, а в детстве у вас  был лучший друг -огромная немецкая овчарка, вы спокойно пройдёте  сквозь стаю, и псины не обратят на вас внимание. Есть такое правило: «Собаки нападают на тех, кто их боится.» На тех, кто видит в них зверей, готовящихся напасть. И это видение каким-то магическим образом действует на животных, становясь для них сигналом к действию.

В случае отношений между людьми работает такой же механизм. Женщина, у которой был в детстве некий опыт соприкосновения с физическим насилием, очень легко может увидеть насильника в ком-то другом и автоматически попасть в состояние жертвы.

spoyalov-sergej

Фото художник: Споялов Сергей

В психологии описан такой механизм как проекция. Это когда мы видим в ком-то те качества, которые существуют только в нашем голове, мы видим человека, исходя из нашего жизненного опыта, и это наше видение проецируем на другого человека. И дальше происходит удивительный феномен. В другом человеке начинает оживать та часть его личности, которая близка к нашей проекции.  Если женщина проецирует на мужчину насильника, негодяя, подлеца и убийцу, то она  пытается разбудить в нём зверя.  Если у мужчины звериная часть сильна (она сильна у тех, кто переживал опыт насилия в детстве, об этом в др. статье), то он   будет испытывать непреодолимое желание оправдать женские ожидания.  Уровень агрессии будет подниматься невероятно и зашкаливать. Когда-то зверь проснётся, и жертва получит своё. Чем сильнее разрушена личность мужчины, чем больше ему самому пришлось пережить, тем сложнее ему контролировать свои импульсы и агрессию, поднимающуюся на «зов жертвы».  Тем продолжительнее будет эпизод насилия, который произойдёт, когда крышу у него всё-таки сорвёт.

Если у мужчины было спокойное детство, никто его не бил, едой не насиловал, жёстких медицинских манипуляций с ним не совершал – он не успел вырастить в себя зверя, то он тоже, испытывая на себе силу женской проекции, будет чувствовать непреодолимое желание придушить это несчастное существо рядом с ним. И даже если он не выдержит, и инцидент насилия произойдёт, мужчину это сильно напугает и заставит усилить контроль над собой и искать другие способы сбросить возникающее напряжение. Он может начать придираться к ребёнку, видеть врагов на работе, с кем-то постоянно бороться и воевать, или по долгу пропадать в спорт зале –  делать всё возможное, только чтобы не направлять всю силу своей агрессии к жене. Оставаясь вместе и испытывая к друг другу много агрессии, которую не удаётся предъявить без физического насилия, такие пары могут всю жизнь оставаться в зоне эмоционального насилия, превращая свою жизнь в ад.

Когда пара решается на изменение, то первое чему учат психологи жену, это –   не проецировать на мужа зверя, не видеть в нём насильника. Общаться с ним как с нормальным человеком. Это сложно, но производит магическое действие.

В период нарастания напряжения и предвестников замечать, что происходит. Опять же, общаясь с мужем, как с нормальным человеком, говорить: «Я вижу, что происходит. Мы это уже проходили. Вот есть следы. Надеюсь, ты это тоже замечаешь.» Это позволяет сделать происходящие явным, понятным обоим, и обозначить границы. Такой подход позволяет оставаться в первой фазе, не переходя ко второй.

Но есть и другая сторона медали. Привыкнув к определённой цикличности своей жизни, получая драйв и возбуждение от семейных бурь, скучая по сладости примирения, пара, перейдя к обычным человеческом отношениям двух людей, может утратить всякий интерес к друг другу. Если такое происходит в начале семейной жизни, эти двое могут и расстаться, поскольку им становится скучно друг с другом.  Из отношений уходит драйв, насилие, ругань, слёзы, муж больше не чинит краны, чтобы искупить вину и не дарит цветы и подарки, и всё – скукота.  Если пара выздоравливает, когда уже очень много вместе прожито, есть дети, совместный бизнес и связывает слишком много, то люди могут остаться друг с другом, но перейти в формат партнёрских отношений. Быть рядом, но не вместе, решая общие семейные дела, жить каждый своей жизнью.

Есть и третий вариант, когда пара в большей степени живёт в рамках эмоционального насилия, выздоровление может привести к обновлению в отношениях, улучшению, к поискам новых способов взаимодействия, к большей близости, пониманию и принятию друг друга.

blizost

Но а другим результатом выздоровления отношений может быть то, что супруги примут решение честно оставить друг друга в покое и развестись.

razvestis

***

Я не часто пишу длинные статьи. Но  тема жертвенного поведения, эмоционального и физического семейного насилия  настолько обширная и глубокая, что  даже в этой статье я не смогла уместить всё. Скорее всего буду писать ещё.

Ещё на эту тему можно почитать из последнего:

“Осколки насилия” или “Почему я кричу на своих детей” о механизме формирования “внутреннего насильника”.

“Необидчивые женщины” и “терпеливые мужчины”. Толерантность к эмоциональному насилию.

Из давношнего:

 

******

Попасть на индивидуальные сессии.

 Записаться на программу “ЙОГА ДЛЯ ДУШИ”

****

Перепечатка материалов разрешена только с указанием авторства и активной ссылкой на сайт. АВТОР: ИРИНА ДЫБОВА http://dybova.ru
Подписаться на новые статьи через Facebook.

 

Комментарии

Рубрика Мелочи жизни. | Комментарии выключены